Интереснοе

>> Мы занимаемся практикой не потому, что нам нравится тот или иной учитель, не потому, что наставления поданы притягательно, не потому, что нам нравятся люди, их практикующие, не потому даже, что мы восхищаемся кем-то, кто как будто работает по этому методу.












Назначение этой книги не в том, чтобы поделиться каким-то знанием, а в том, чтобы указать, что мудрость можно обрести внутри каждого из нас; и что усилие, потребное для установления равновесия ума, так чтобы он стал прозрачно-сияющим, – все мы должны выполнить для себя сами. ◊  Освободитесь от ума, освободитесь от тела. ◊  Когда я впервые пришел в эту больницу, мне стало очевидным, как моя практика подвергнется здесь проверке. ◊  Только «бытность». ◊  Мы можем действительно чувствовать, что для кого-то медитация благотворна, но наше сомнение в самих себе убеждает нас, что мы-то просто не способны на какой-либо прогресс. ◊  Когда мы вглядываемся в боль, первая очевидность – это сопротивление ей. ◊  Ничего не полагайте, ничего не утверждайте, ни за что не держитесь; не бойтесь. ◊  Развивая это общение, мы обнаруживаем, что не только более способны говорить сердцем, но также и более способны слышать его, больше получать через сердце. ◊  Не определяйте их содержание. ◊  Почувствуйте его в теле, в уме; почувствуйте этот вихрь, это страдание. ◊  Многие приходят к медитации от своей любви к благим качествам некоего учителя, или вследствие желания познать Бога. ◊  Когда мы переживаем это состояние хотя бы в течение тысячной доли секунды, оно останавливает весь мир и позволяет нам освободиться от какой-либо надобности быть где-то, кроме совершенства данного момента. ◊  Менее радикальным и более подходящим для нашей практики средством будет поощрение умеренности в еде и сокращении сна. ◊  Внутри нас содержатся несовместные системы желаний, которые в одно мгновенье могут оттолкнуть какой-то объект, а в следующее – страстно его пожелать. ◊  Попросите у них прощенья. ◊  Ежедневная практика медитации, как представляется, необходима для развития осознания и ясности. ◊  Мы отождествляемся с ними, мы по-настоящему держимся за эти виды обусловленности. ◊  Подлинная нравственность исходит из сердца, из ощущения того, что будет уместным в данный момент. ◊  Нигде не задерживайтесь. ◊  Круг – это природная форма. ◊  Просто признайте это. ◊  Свободно парите. ◊  Мотивы для занятий медитацией зачастую оказываются у разных людей совершенно различными. ◊  Почувствуйте вес руки у плеча. ◊  Освобожденность позволяет нам плыть, стать целым кругом. ◊  Попросите у них прощенья. ◊  Нет никакой возможности описать плод, так как неважно какими бы словами мы ни пытались описывать его, мы все еще описываем цветок. ◊  Мы обнаруживаем, что пока существует какая-то часть нас самих, которую мы не принимаем, мы не освободимся от ада и не пробьемся сквозь все явления, гипнотизирующие нас удовольствием и страданием – сквозь все эти мысли о себе, сквозь все отождествление с телом, с восприятиями, с состояниями сознания. ◊  Эгоизм не заставляет нас чувствовать себя отдельными. ◊  Внимательность к дыханию. ◊  Погрузитесь обратно в единую силу, в единый ум, в единое тело, в энергию самого осознавания. ◊  Тут же к нам подходит мама или папа и говорит: «Нет, нет! Нехорошо, так не делай!» А ведь мы ничего и не делали , мы только пустили струйку; просто через нас что-то естественно проявилось. ◊  Наблюдайте его движение, постоянную смену одного объекта другим, одного дыхания другим, ощущения ощущением. ◊  Истинное терпенье сохраняется в виде свободной от вожделения открытости по отношению ко всему, что приходит в следующий момент. ◊  Мы построили воображаемое «я», которое непрерывно подвергает фильтрации содержание ума и выбирает такое состояние его, которое заслуживает существования. ◊  Насилие создает неподвижность ума, особого рода целевое ориентирование, которое желает, чтобы вещи были другими; а это представляет собой давление на данный момент, попытку пробиться в будущее. ◊  Иногда, на некоторых ступенях сосредоточенности и осознавания ценность отметок меняется изо дня в день. ◊  Уместным ли будет полный отказ от него? А как быть, когда надо прополоть лужайку? Или что делать, если у нас в одежде завелись вши? Как быть с убийством ради еды? Что можно сказать об убийстве из милосердия? Всякое ли убийство препятствует проявлению света? ◊  Не сердитесь на себя за то, что сердитесь; это только добавит кармы. ◊  Насреддин идет в банк получить по чеку. ◊  Когда вы можете просто увидеть помысел, освободиться от помысла и осторожно вернуться к дыханию, к данному моменту, сделать это мягко и без осуждения, – тогда, в это самое время, в это мгновенье, внутренний и внешний мир сливаются воедино. ◊  Доверие к природе Будды, к сердцу Христову, к самой сути любой линии преемственности, которой мы следуем, даже позволяет нам иногда допускать ошибки. ◊  Именно это состояние дел, сообщающее нам такую тонкую неудовлетворенность, едва заметное чувство тошноты, мы носим внутри себя большую часть времени, даже тогда, когда получаем то, чего хотим, – потому что в глубине души знаем, что в конце концов все изменится. ◊  Каждое дыхание, входящее в весомое тело, поддерживает это легкое тело, сохраняет равновесие, позволяющее оставаться этому телу осознавания. ◊  Однако вполне может случиться и так, что по мере углубления сосредоточенности процесс отметок станет вмешательством, орудием, которое более не имеет существенной ценности. ◊  Освободитесь от своей обиды за себя. ◊  Я относился весьма критически к их способу общения, к тому, кем они, по моему мнению, считали себя. ◊  Поле ощущений внутри тела может быть использовано, как пузырьковая камера Вильсона, в которой находится тонкий туман, где можно увидеть даже мельчайшие космические частицы. ◊  Мы можем просто осторожно и пристально наблюдать эту активность в уме и теле. ◊  Те, у кого существует некоторый конфликт между практикой, которая как будто в основном занята работой с умом, как это бывает при медитации внимательности, и практикой, которая кажется занятой по преимуществу работой с сердцем, такой как медитация преданности, обнаружат, что когда мы глубоко переживаем то, что происходит в данный момент, мы осознаем работу целой Вселенной. ◊  Внутри нас содержатся несовместные системы желаний, которые в одно мгновенье могут оттолкнуть какой-то объект, а в следующее – страстно его пожелать. ◊  Тонкое сообразование приходит благодаря доверию к интуитивной мудрости процесса. ◊  Они так одиноки, так отрезаны от всех. ◊  Мы можем научиться реагировать искусным образом, что откроет возможность для сострадательного признания нашей собственной обусловленности, что снова и снова станет вытаскивать нас из нее. ◊  Почувствуйте толщину этого тела – сосуда. ◊  Они не видят ума, жаждущего удовлетворения, не видят подавленного ума, или одинокого, или даже беспокойного, обуреваемого желаниями, который заглядывает в холодильник или переключает телевизионные каналы и ищет себе развлечения. ◊  Гнев состоит в следующем: мы хотим вот этого, но мы его не получаем; тогда сжавшееся сердце превращается в сжатый кулак. ◊  Мы видим, что правильный образ жизни начинается в сердце, что решение вопроса о работе в этом мире заключается в том, как нам можно больше работать над собой, как сделать каждое действие еще одной возможностью для практики. ◊  Создайте для себя место. ◊  Можно легко увидеть в взвинченности еще одно явление ума и таким образом его отпустить. ◊  Когда же нигде не осталось вожделения, дело сделано; тогда налицо – первоначальный ум, сущность ума – уже чистый, уже сияющий ум. ◊  В том, чем обладает Будда, или Христос, или Мухаммед, нет ничего такого, что отсутствовало бы в нашем существе; это тот же самый родник, та же первоначальная природа, та же общая сущность. ◊  Отмечайте их – и возвращайтесь ко внимательности к дыханию. ◊  Мы лучше поймем этот простор, когда заметим, что обычно ум замыкается на каждом помысле. ◊  Просто умрите. ◊  Даже когда он снова идет по длинной дороге к стоянке наставника, он продолжает повторять мантру: «ом мани падме бык; ом мани падме бык». ◊  Да будут все существа свободны от страдания. ◊  Нет ничего необычного в том, что чувство никчемности становится более отчетливым; нам кажется, что оно усугубляется по мере того, как сознавание становится глубже и раскрывает все большее число наших глубоких наклонностей. ◊  Суждение может быть очень тонким; единственное мгновенье похвалы или порицания, приязни или неприязни поляризует весь наш мир. ◊  Направьте внимание к мускулам шеи. ◊  Если отделаться от запойного думания, мы обнаруживаем, что обычно замечали лишь немногое в необычайной активности сознания, и что привязанность к думанию заслонила нам все остальное. ◊  Мы создаем пространство для самих себя во всей полноте и со всей душой возвращаемся в поток – с умом, терпимым к самому себе, не пойманным в осуждении других душевных состояний. ◊  Восприимчивые и живые, полные чувства. ◊  Мы полагаем, что, если будем кем-то особенным, это компенсирует нашу неадекватность, покажет, что у нас на самом деле все в порядке. ◊  Мы видим, что осуждать себя за то, каковы мы есть, – все равно, что осуждать небо за погоду или море за приливы и отливы. ◊  Эти слова, разумеется, не передают самого переживания. ◊  Просто пусть осознавание проникнет до уровня ощущений, которые возникают сами собой и сами по себе. ◊  Мы не делаемся кем-то таким, кто побуждает их действовать по-иному. ◊  В теле, вне тела. ◊  В меру того, что мы делаемся меньше вовлечены в эту мелодраму, мы просто видим, как она течет, и сможем пронаблюдать ее всю, как она проходит. ◊  Он застит свет нашей природной мудрости; сужает наше виденье того, что мы есть; производит много шуму и привлекает наше внимание только к доле той реальности, в которой мы существуем. ◊  Скоро он обнаруживает, что его ум наполнен смущением и сомнениями. ◊  Его передать нельзя; его можно только пережить. ◊  «Да освобожусь я от страдания, да освобожусь от напряжения, от гнева, от разделенности. ◊  Один из группы сказал, что он может себе позволить сидеть только двадцать минут утром, а вечером – вообще нет. ◊  Медленно окутайте своей любящей добротой целую планету. ◊  Мы видим, что каждый момент является совершенным итогом всего, что произошло раньше, а также совершенным предшественником всего, что последует. ◊  Мы чувствуем пульсацию тела, его биение, ибо клеточная структура постоянно рождается, существует и умирает. ◊  Да освобожусь я от всего, что причиняет мне страдания!» Пожелайте себе добра. ◊  Медленно, медленно зреет он, день за днем, пока наконец не созреет в не упадет с дерева. ◊  Но это просто жизнь, которая вкушает, касается, которая есть. ◊  В своих поступках мы воздерживаемся от причинения зла другим. ◊  Так мы учимся не держаться даже за свою боль. ◊  Не к «помыслам о шее», а к возникающему там чувству. ◊  Каждое дыхание по-своему единственно. ◊  Мы ищем счастья в раскрытии ума, в раскрытии самого желания. ◊  Мы более не обнаруживаем мыслей: «Зачем я это сказал? Почему не доверял себе? Как я мог позволить себе повторно впасть в это состояние?» ◊  В медитации внимательности мы не поощряем понятийный уровень ума; он ведь был там просто объектом наблюдения. ◊  Наблюдая намерение, предшествующее волевой активности, мы начинаем свергать власть желания с ее трона, – а ведь она бессознательно обусловливает наши действия; благодаря этому мы приобретаем чуть больше свободы в своей жизни. ◊  «Что такое моя карма? В том ли моя карма, что я здоров? Что я богат? Что я беден? Что я изуродован? Что я безумен? Что я не безумен? Что я добился успеха?» У нас возникает множество вопросов о том, что такое наша карма; здесь, пожалуй, налицо непонимание того, что карма не есть нечто такое, что находится вне нас самих. ◊  Но мы толкаемся об этот круг, когда пытаемся думать о «круге» или о «потоке»; мы делаем их линейными от начала и до конца, мы их искажаем. ◊  Мы открываем для себя, что истина не имеет единственной формы, что истина находится только в данном мгновенье и ее всегда можно открыть именно здесь. ◊  Собственно, одна из причин, почему сосредоточенность бывает столь приятной, заключается в том, что страсть к препятствующим элементам подавлена спокойствием. ◊  Мы живем в обществе, настолько завязшем в психологии, что оно почти стреножено всякими вопросами вроде: «Почему я сделал то-то и то-то?» Хотя психология выполняет мощную очистительную функцию, она, как и всякий метод, может стать ловушкой; и в эту ловушку попали многие из нас на Западе. ◊  Если энергия слишком велика, и мы продолжаем раскручивать помыслы, ум может прийти в состояние возбуждения. ◊  Мы же – часть мира. ◊  По истине, в такой вот час происходят две смерти. ◊  Естественные законы, управляющие причиной и следствием, законы, управляющие взаимоотношениями ума и тела, совершенно одинаковы; и вот эта-то одинаковость является путем ко внутреннему пониманию, способом не быть захваченными содержанием – как нашим, так и их содержанием. ◊  От останавливания ума мудрости не получится; она возникает от понимания природы ума. ◊  Мы строим и строим новый образ самих себя, мы хотим знать, каким будет следующий образ. ◊  Все, кем мы являемся, все, что мы думаем о себе, – это пузыри внутри ума, которые приходят и уходят каждое мгновенье; они возникают и исчезают в беспредельном, открытом пространстве ума. ◊  Она не является специфической, ежемгновенной, такой, какой бывает во время сидячей медитации, – ведь наша повседневность так активна и полна старых привычек и отвлекающих факторов; однако постепенно механичность нашей реакции на окружающее попадает в свет осознавания и становится основанием для постоянной практики, будь то во время вождения автомобиля, приготовления пищи, ухода за детьми, ответов по телефону или заваривания чая. ◊  Когда его касаешься осознаванием, становятся вполне очевидными его несубстанциональность, сущностная пустота. ◊  Но из этой приязни или неприязни проистекает страстное желание, которое выковывает вожделение, обусловливающее следующее звено в кармической связи. ◊  Когда мы делаем ум как можно более великодушным, это освобождает нас, делает более открытыми и доступными. ◊  Не усиливать их отвращение к болезни, потому что эта болезнь и есть то, с чем им нужно работать. ◊  И все же иногда кажется, что болезненный материал способен более действенно пробудить нас, чем это делают весь свет и все блаженство. ◊  Мы видим, как внутри нашего сознания возникают и исчезают множественные воплощения ума. ◊  Каждое дыхание, входящее в весомое тело, поддерживает это легкое тело, сохраняет равновесие, позволяющее оставаться этому телу осознавания. ◊  Сознание, свободное от осуждения, обладает силой увидеть нечто таким, каково оно есть, и освободиться от него. ◊  По мере того, как эта практика становится все более зрелой, начинаешь больше доверять себе. ◊  Да воссядут все существа в свете. Свободными. ◊  Ничего страшного! Чем глубже осознавание, тем глубже и очищение. ◊  Медитация – это видеть все то, что мы такое. ◊  Вопрос о правильном действии – это не какое-то готовое неоспоримое утверждение, пригодное для всех ситуаций и в любом случае. ◊  Освобождаясь от всего, чем мы себя считаем, освобождаясь от мыслей о себе, как о теле или об уме, как о человеке блестящего ума или тупице, как о святом или глупце, мы наконец снова обретаем целостность и делаемся чутки к пребывающей внутри нас Вселенной. ◊  Этот уровень ума не так зависим от того вида «познания», который улавливает реальность в понятия и слова. ◊  Демоны – это не шум; демоны – это наше отвращение к шуму. ◊  Конечный момент. ◊  Весьма редко мы обладаем мудростью не знать, оставить ум открытым для более глубокого понимания. ◊  Точка касания становится все более и более отчетливой и более напряженной вместе со входом и выходом каждого дыхания. ◊  Суждение может быть очень тонким; единственное мгновенье похвалы или порицания, приязни или неприязни поляризует весь наш мир. ◊  Если возникает страх или желание, оно оказывается видно изнутри окружающего его простора. ◊  В нормальных условиях мы чувствуем себя только думающим умом – и относимся к нему с незаслуженным вниманием, вкладываем в него все содержание реальности. ◊  Освободитесь от своего имени. ◊  Мы можем уловить качество страстного желания в гораздо более тонкой форме, когда едем по шоссе и замечаем, что наши глаза читают дорожные афиши и объявления, хотя мы и не устремляли туда взора; такова обусловленная страсть ума к получению стимулов. ◊  Возможно открыться для особого рода дарений, которые ничего не удерживают, которые позволяют нам отдать даже свой гнев, даже свой страх. ◊  Поэтому когда я слышу, что не каждое занятие бывает «сверхотличным», я чувствую только облегчение, потому что у медитирующего имеется возможность сидеть с неприятным хламом, имеется случай пронаблюдать ум, когда тому хочется находиться где-то в другом месте. ◊  Все принадлежит энергии жизни, энергии осознавания в форме. ◊  Но иногда условия не предоставляют нам много энергии для создания устойчивой сосредоточенности; отвлечения давят на ум и не дают возможности поддерживать сосредоточение или сохранять равновесие с энергией; или же осознавание не приобретает достаточного постоянства, чтобы дать нам возможность распознавать состояния ума, сохраняя при этом равновесие. ◊  Мы освобождаемся от своего чувства никчемности не потому, что кладем его под топор, не потому, что стараемся контролировать или подавлять его; мы освобождаемся от него, предоставляя ему достаточное место для того, чтобы оно увидело, что оно делает. ◊  Но сердиться – вполне хорошо; так же хорошо и не сердиться. ◊  «Дхаммы обусловлены разумом, их лучшая часть – разум, из разума они сотворены. ◊  Это олицетворение страха и сопротивления, конкретизированное в отношении к некоторой части самих себя, которую мы не постигаем, и в отделенности от нее; и эта часть – наше умирание. ◊  Но простор, который приходит с пониманием, создает легкость; и она видит дальше всех наших эгоцентрических попыток преодолеть воображаемое «я». ◊  Такая практика вынуждала их выйти за пределы того, кем и чем они воображали себя, стать целиком и полностью открытыми для переживания превыше самих себя. ◊  Моя работа в этой комнате – просто быть. ◊  Когда мы теряем эту открытость космическому юмору по отношению ко всему происходящему, мы теряем и перспективу. ◊  Кажется, что и энергия движется кругами: орбиты планет, орбиты электронов вокруг ядра атома. ◊  И вот если у нас не случай зуда, а действие, которое принесет вред кому-то другому или нам самим, мы имеем возможность выбора: действовать или не действовать. ◊  Таким образом, мы видим, что в просторе освобожденности возникает естественное равновесие. ◊  Переживание жизни в теле, поддержанное дыханием. ◊  Они говорят о себе с такой любовью, потому что открыли возможность позаботиться о нелюбимом, что было прежде для них недостижимо. ◊  По временам они могут быть полезны, пока сосредоточенность углубляется, а затем становятся не нужны. ◊  Но то, что мы были и как существовали – по нашему мнению – не существует в таком виде, и это нас пугает. ◊  Если мы хотим докопаться до воды, мы копаем землю прямо вниз на одном месте. ◊  Даже если мы сможем распознавать состояние своего ума один раз в час, эта практика отметок происходящего, когда оно имеет место, уменьшит напряженность самоотождествления с такими состояниями и даст больше простора всему дню. ◊  Как раз этот неверный взгляд на естественное развертывание лежит в основе большей части нашей полусонной слепоты и иллюзий. ◊  Имя все еще оформлено; а состояние нирваны не имеет формы, и его нельзя ухватить в языке. ◊  Если бы думание приводило нас к истине, все мы к настоящему времени были бы великими мудрецами, потому что наше думание сделало все, на что мы способны; мы продумали все по поводу того, кто мы такие, что мы делаем, как надо это сделать. ◊  Мы удерживаемся на некоторых предметах и не останавливаемся на других. ◊  Как мы осуществляем это? Так вот, мы производим внимательные действия, мы стараемся пребывать в осознавании того, что делаем. ◊  Благодаря такому пониманию отпадает самоотождествление с умом и появляется возможность освободиться.Ничуть не лучше наблюдать за одним объектом, нежели за другим. ◊  В этой книге предлагается простая буддийская практика внимательности, приводящая нас к целостности, к естественной полноте. ◊  Нигде не задерживайтесь. ◊  Он дает вниманию нечто такое, куда можно прийти, на чем можно сфокусироваться. ◊  Происходит раскрытие сердца и ума, чувство осуществления в этот самый момент.Будда сказал, что корень всей кармы – желание, мотивация, намерение, стоящее за актом. ◊  Если, к примеру, мы не говорим правду и, по крайней мере, знаем, что лжем, мы близки к раскрытию причин этого. ◊  Когда мы не знаем, что погрязли в проблеме, из нее нет выхода. ◊  «Когда становится то, возникает это», – вот так Будда определил карму. ◊  По его словам, нам так надо заниматься практикой, словно бы для завершения своей работы у нас было еще много жизней, по крайней мере, девяносто девять, – и при этом не терять понапрасну ни единого мига. ◊  И когда осознавание глубже проникнет в этот поток, мы почувствуем, что естественное состояние нашего бытия, которое кто-то называет «умом мудрости» или «природой Будды», подобно солнцу: оно всегда сияет и всегда присутствует, хотя часто бывает скрыто облаками. ◊  Все, что приходит на ум, старо. ◊  Мы выбираем точку соприкосновения и устанавливаем на этом месте осознание, ведем отсюда наблюдение. ◊  Направьте внимание на макушку. ◊  Нехорошо оскорблять кого бы то ни было». ◊  Большинству из нас до некоторой степени свойственны все эти качества, хотя часто одно из них получает преобладание над другими. ◊  Тепло питает вас, кормит вас, взращивает вас. ◊  Когда же мы внимательны, каждый помысел возникает и исчезает, сменяясь следующим; и прилипчивости нет. ◊  И мы начинаем видеть то, что находится по ту сторону вагонов, по ту сторону помыслов. ◊  Исследования показали, что световой вызов к безнадежному пациенту требует больше времени для ответа со стороны ухаживающего персонала, чем вызов к такому пациенту, которому сестра чувствует себя способной «хоть чем-нибудь помочь»; и это происходит не преднамеренно, а вследствие наших тонких психологических склонностей. ◊  Китайский иероглиф для слова «хум» по внешности очень сходен с иероглифом для слова «бык»; и вот крестьянин неправильно читает последнее слово. ◊  Осознавание даже нездорового действия приближает нас к тому, чтобы не повторить его впредь. ◊  Перерабатывая свой страх, я даю ему возможность, может быть, безмолвную, переработать свой. ◊  Не с чувством вины, а с пониманием того факта, что мы спотыкаемся, что мы все бываем незрячи. ◊  Обычно мы переживаем их как непрерывность, как единый ум; мы не видим, что здесь налицо непрерывные рождение и смерть, новое рождение и новая смерть. ◊  Мы прерываем внутренний диалог, постоянное комментирование ума, мы прорываемся сквозь то место, где происходит думание, и переживаем процесс непосредственно. ◊  Примите то обстоятельство, что неизбежно будут появляться не вполне бескорыстные мотивы; и все же они способны помочь в развитии открытости. ◊  Беспокойство становится медитацией. ◊  Наблюдайте помысел, проходящий через обширное пространство ума. ◊  Войдите в это. ◊  Осознавание даже нездорового действия приближает нас к тому, чтобы не повторить его впредь. ◊  Столь редко находящийся в состоянии спокойствия ум стремится к получению глубокого удовольствия от этой тишины. ◊  Освободитесь и от самоосуждения. ◊  Когда мы способны пребывать с тем, что происходит в данный момент, налицо и наше чувство полноты. ◊  Освободитесь от своего незнания. ◊  Есть также и такие вещи, которые мы получаем, а получив, не хотим иметь; и это нас по-настоящему расстраивает. ◊  Ад становится только еще одной мимолетной идеей, обладающей не большей реальностью или субстанциальностью, чем та, которую мы ей приписывали.Есть разные способы искусного подхода к боли, которые позволяют появиться прозрению в то, каким образом ум и тело взаимно проникают друг в друга. ◊  Один ум возникает для того, чтобы за ним естественно последовал другой. ◊  Безнадежно больные пациенты в большинстве своем говорят, что им хочется не оставаться в одиночестве, когда они будут приближаться к смерти. ◊  Почувствуйте плечи. ◊  Проходят еще несколько вагонов с помыслами, и мы ясно распознаем, что это помыслы. ◊  Внимательность не мешает существовать этому отсутствию нужды. ◊  Им хочется иметь доступ к людям, чтобы не чувствовать себя отрезанными. ◊  Оно расширяет нам пространство для ответа. ◊  Все, что приходит на ум, старо. ◊  Медитация не в том, чтобы исчезнуть в свете. ◊  Есть и особые нужды: желанные предметы, дружба с кем-то, виды еды, тот или иной цвет, то или иное окружение. ◊  Осознавание следит за ощущениями, которые имеют место одновременно с естественными вдохами и выдохами. ◊  Чистое переживание. ◊  Путаница возникает потому, что мы боремся со своим незнанием, которое переживает каждый момент заново, без предвзятых мнений или переживаний. ◊  Ведь у большинства есть какой-то гнев, где-то, возможно, скрывается какой-то узел бессильной ярости из-за того, что все меняется, и притом помимо нашей воли. ◊  Почувствуйте шею; трахею; почувствуйте дыхание, проходящее через трахею и создающее ощущение. ◊  Для того, чтобы культивировать это осознавание, чтобы привести внимание к уровню ощущения и поддержать его в течение дня, отмечайте получаемые ощущения, сохраняя некоторое осознавание положения тела. ◊  Возникают иные ощущения. ◊  Один дзэнский наставник говорит: «Если вы думаете так, то так; если вы думаете не так, то не так». ◊  Ежемгновенное осознавание всего, что возникает, всего, что существует. ◊  Переживание оказалось для нее целительным. ◊  Четвертая реальность не обусловлена ничем из того, что происходило раньше. ◊  Мы не делаемся кем-то таким, кто побуждает их действовать по-иному. ◊  Крестьянин полон признательности и многословно благодарит мастера за помощь. ◊  В момент забвения мы падаем с этого туго натянутого каната, но только с тем, чтобы приземлиться на другом канате, тоже туго натянутом. ◊  Привязываясь к тому, что мы, по нашему мнению, знаем или не знаем, мы создаем препятствия для своего более глубокого познания. ◊  Действительно, вся Вселенная – это ум. ◊  Она означает действительное приятие всего, что мы есть. ◊  Многие приходят к медитации от своей любви к благим качествам некоего учителя, или вследствие желания познать Бога. ◊  Ничто не встречает препятствий, ничто не прибавляется; целая Вселенная предстает, как хочет, и нам дарована благодать ее восприятия. ◊  То, что Христос был распят на месте пересечения внутреннего мира возносящегося духа и внешнего мира окружающих нас нужд, нельзя считать простым совпадением. ◊  Узнавание этого ежемгновенного рождения и смерти ума позволяет нам проникнуть сквозь иллюзию плотности, которая придает силу страху смерти, то есть боязни растворения после угасания физического тела. ◊  Погрузитесь обратно в единую силу, в единый ум, в единое тело, в энергию самого осознавания. ◊  То, что расхоже именуется кармой, являет собой результат того, что произошло ранее. ◊  Почувствуйте соприкосновение весомого тела с легким. ◊  Раскройтесь в нее. ◊  Такое осознавание ощущений, сопровождающих каждое дыхание, становится как бы авансценой внимания. ◊  Нужда принимает много форм. ◊  Поезд все еще там; кажется, там же находится и безмолвный свидетель на переезде. ◊  Когда мы распознаём машинальную заинтересованность ума в объектах внутри него, то ясное осознавание этого процесса может разрушить механическое воспроизведение, ведущее к дальнейшей деятельности, создающей карму. ◊  Все принадлежит энергии жизни, энергии осознавания в форме. ◊  Отдайте вашу отделенность. ◊  Он дает вниманию нечто такое, куда можно прийти, на чем можно сфокусироваться. ◊  Вынесенное на свет, оно не имеет над нами власти, не устремится к действию. ◊  А мы немедленно следуем за ним, сейчас же втягиваемся в него; и это продолжается до тех пор, пока мы не начнем видеть безличную, обусловленную природу всего процесса и его содержимого, пока не осознаем совершенную текучесть его самого. ◊  В эти мгновенья ум обладает целительной силой, и мы чувствуем себя преотлично. ◊  Такие термины, как «отрицательное» и «положительное» или «здоровое» и «нездоровое», не имеют в виду ценностного суждения; они скорее указывают на такие состояния ума, которые создают преграды свету понимания, и на такие, которые фокусируют его. ◊  Работа с умирающими подобна тому, как если бы мы смотрели в прекрасно отшлифованное, очень точное зеркало, отражающее нашу собственную реальность; потому что мы видим здесь свои страхи, видим, как сильна наша неприязнь к боли, к неприятным телесным и душевным состояниям; эта обусловленность весьма велика – она непременно будет чем-то таким, с чем мы работаем большую часть времени. ◊  Таким образом, они видят только легкий ум, ум, который хочет сидеть; они не видят ума, который причиняет нам наибольшие страдания, не видят рассеянного ума, желающего делать что-то другое. ◊  Это прозрение кажется до того простым, что его, вроде бы, и не стоит называть мудростью. ◊  И если, вглядываясь в этот цветок, мы видим в нем момент жадности или эгоизма, или страха, мы видим здесь его в контексте этого совершенства, внутри этой ясности; и это подобно еще одному лепестку цветка. ◊  Нет рождения. ◊  Да будут все существа счастливы. ◊  Это просто виденье настоящего момента, терпеливое и прямое. ◊  После обретения желанного объекта удовлетворенности больше нет. ◊  Перед каждым словом или жестом намерение незаметно предшествует активности; это переводит энергию от желания к действованию. ◊  Да и вообще мудрость очень проста, ибо она применима всюду. ◊  Он застит свет нашей природной мудрости; сужает наше виденье того, что мы есть; производит много шуму и привлекает наше внимание только к доле той реальности, в которой мы существуем. ◊  Почувствуйте кишечник внутри брюшной полости. ◊  Когда эти нездоровые качества, ненависть и алчность, в уме отсутствуют, раскрывается естественное состояние любящей доброты и великодушия. ◊  Аналог этому процессу пробуждения и роста можно найти в тибетском классическом искусстве в форме мандалы. ◊  Нередко именно тревога не дает возможности решения какой-нибудь проблемы. ◊  Преобладают помыслы. ◊  У нее уже была дочь, и отношения с дочерью сложились трудные. ◊  Когда благодаря возрастанию сосредоточения и направленного осознавания восприятие утоньшается, мы открываем для себя одну из четырех «основных реальностей», которые очертил Будда. ◊  И мы открываем существование многих путей, на которых желания вызывают эту неудовлетворенность. ◊  Если сохранять ум мягким, чтобы он мог «баюкать» эти помыслы сопротивления, то это также позволяет расслабить всю область вокруг боли. ◊  Мы суть открытое пространство; мы не держимся ни за что, мы отдаем все. ◊  Сдача, смирение – это совершенное соучастие в круге. ◊  Все мы знаем, каково переживание, когда держишься за то, что отдаешь, то есть, когда даешь с привязанностью к особому ответу на дар: «Полюбят ли меня за то, что я поднес этот дар?» Мы привязаны к себе, как дарители, и это не очень благотворное дарение. ◊  Есть история, иллюстрирующая важность нашего отношения к практике; в ней рассказывается о старом китайском крестьянине, который, после многолетних желаний обрести большее понимание, слышит наконец о том, что через их провинцию проходит известный наставник медитации. ◊  Мы не в состоянии по-настоящему рассердиться на кого-то или на что-то, не желая навредить ему. ◊  Почему их не задержали за один из крупных? Кое-кто из неповинных в преступлениях, в которых их обвиняли, спрашивали, не совершили ли они чего-нибудь «плохого» в предыдущей жизни. ◊  Мы испытываем к нему привязанность. ◊  Некоторые вещи происходят с нами в качестве естественного следствия тех вещей, которые мы совершили раньше. ◊  Да научимся мы просто быть в одном мгновенье за раз. ◊  То же самое относится и ко всему, что мы делаем; но когда мы пребываем с собой во время собственного умирания, это просто более очевидно. ◊  Иногда нам может показаться, будто бы все, что мы любим, будет предоставлено воле обстоятельств: или оно изменится, или умрет, или это случится с нами. ◊  Если в уме ничто не движется, не возникает и возможности для понимания того, что нас связывает. ◊  По мере того, как мы все полнее погружаемся в тело, в осознавание того, что чувствуется, мы в достаточной степени пробуждаемся к своей внутренней реакции на условия, чтобы признавать то, что нужно. ◊  Этот плод не погибает, а остается в качестве приношения всем тем, кто приходит позже.Приведите свое осознавание в тело. ◊  Осознавание идет вперед от мгновенья к мгновенью; оно идет так же, как всегда. ◊  Не определяйте их содержание. ◊  Оставьте себе место в своем сердце. ◊  Истина существует в данный момент. ◊  Как мы осуществляем это? Так вот, мы производим внимательные действия, мы стараемся пребывать в осознавании того, что делаем. ◊  А на заднем плане все прочее остается таким, каково оно есть; но открытый, спокойный ум не липнет. ◊  По временам они могут быть полезны, пока сосредоточенность углубляется, а затем становятся не нужны. ◊  Даже такие слова, как «вечное» или «бесконечное», обозначают время и пространство. ◊  Для меня самого написание книги есть часть практики, и мне надо удостовериться в том, что я сам остаюсь честным. ◊  Когда мы переживаем это состояние хотя бы в течение тысячной доли секунды, оно останавливает весь мир и позволяет нам освободиться от какой-либо надобности быть где-то, кроме совершенства данного момента. ◊  Привязанность к подобному спокойствию может вылиться в проблему. ◊  Большая часть того, в чем мы видим мотивацию «я», приходит от чувства никчемности. ◊  В большинстве своем мы переживали такие периоды, когда внимание просто не желало оставаться с дыханием, когда ум бывал отвлечен мыслями о неоплаченных счетах, или о недавних доводах в споре, или о том, что кто-то думает о нас, или о причинах нашего беспокойства. ◊  Именно этот простор при отсутствии желания и будет счастьем. ◊  Полностью ушли. ◊  Ум делается заостренным на ощущениях, сопровождающих дыхание. ◊  Опять же, как и в случаях с другими препятствиями, здесь создается еще больше «я» – новые мысли о «моей тревоге», «моем беспокойстве», о «моей скуке». ◊  Свет движется во тьму и возвращается к свету. ◊  Конечно, без осознавания того, что происходит, очищению и освобождению возникнуть очень трудно. ◊  Четвертая реальность не обусловлена ничем из того, что происходило раньше. ◊  Затем, глядя прямо вперед, мы замечаем, что начинаем проявлять способность видеть между вагонами. ◊  Мы можем доверять самим себе и силе осознавания, которая проникает до ясного постижения истины. ◊  Мы не узнаём того, что выросло; а это не что иное, как осознавание своего затруднительного положения. ◊  Иметь дело с результатами, с плодами, какими они созрели к настоящему моменту, пользуясь адекватными и надлежащими ответами на то, что существует внутри ума, позволит нам в достаточной мере доверять себе и знать, что делать. ◊  Ее ясность и свежесть ума восхищают многих. ◊  Размышляйте о болезненности, о разделении, которое есть гнев, зависть, ревность. ◊  Леность и вялость многообразны в своих проявлениях. ◊  Как хозяин, он делается чем-то таким, что пытается овладеть нами при помощи навязывания ярлыков, при помощи мыслей о каком-то объекте вместо его прямого переживания. ◊  Пусть это чувство распространяется наружу, пусть оно охватит всю окрестность. ◊  Ум и есть медитация. ◊  Мы не в состоянии увидеть сами эти частицы, зато можем узнать их по оставленным ими следам. ◊  Когда мы распознаём машинальную заинтересованность ума в объектах внутри него, то ясное осознавание этого процесса может разрушить механическое воспроизведение, ведущее к дальнейшей деятельности, создающей карму. ◊  Если мы воображаем, что мы – это ум, мы можем просто прекратить свои занятия и приказать уму остановиться: «Хорошо ум! Стой!» И ум ответит: «Будет сделано, я остановлюсь! Теперь просто наблюдай за мной. ◊  Ученье идет все дальше и дальше. ◊  Это не аналитический ум, не прибор обратного видения размером 20x20 дюймов, который раскрыл бы кармический корень данного момента. ◊  Свободно парите. ◊  Это выражение также означает переживание того качества осознавания, лишенного вожделения, которое ничего к себе из потока не притягивает, – переживание огромного простора, которое всегда просто не мешает всему приходить и уходить. ◊  Ему не надо будет быть твердым или жестким. ◊  Мы можем чувствовать, как дыхание входит и выходит. ◊  Когда однажды мы прозреваем сквозь эту сновидную отдельность, мы узнаем, что в реальности нет никого, кто должен умереть, что это только иллюзия отдельности, которая снова и снова принимает рождения. ◊  Недеяние есть освобождение от ориентированного на себя волевого действия, от кармической цепи активности. ◊  Энергия приходит, если ее прикладывать. ◊  Когда одно из этих явлений преобладает над другими, налицо нарушение равновесия. ◊  И то, если попытаться найти единственную истину, с которой могли бы согласиться все, то этой истиной, пожалуй, была бы истина о том, что все изменяется. ◊  Свободно парите. ◊  Я мудр, а они – нет; я здоров – они больны. ◊  Переживание первых трех реальностей, которые все обусловлены теми способами, какими мы переживали их в прошлом, открывает путь к переживанию четвертой. ◊  Да освобожусь я от страха, скрытости и сомнения. ◊  Освободитесь от страха. ◊  Это выражение также означает переживание того качества осознавания, лишенного вожделения, которое ничего к себе из потока не притягивает, – переживание огромного простора, которое всегда просто не мешает всему приходить и уходить. ◊  Ум, как будто погруженный в гипноз, непрерывно упражнял свою критикующую способность. ◊  Но вещи раскрываются только так, как им следует; хотя они иногда могут вызывать затруднения, они всегда предоставляют совершенную возможность для работы над собой в данный момент. ◊  Медитация не в том, чтобы исчезнуть в свете. ◊  Эта медитация пользуется понятийным, мыслительным уровнем, ориентированным на слово пространством ума, так искусно, насколько можно. ◊  Если какая-нибудь мысль или какое-нибудь чувство становится преобладающим, осторожно, с открытым осознаванием, отметьте преобладающий элемент как «чувствование», или «думание», или «слушанье», или «вкушение», или «нюхание». ◊  Это чистый дар. ◊  Эти качества ума наличествуют у каждого. ◊  всеобщей природы нашего существа. ◊  С открытым сердцем освободитесь от всех вещей, удерживающих вас. ◊  Большую часть своей жизни нас тянет находиться где-то в другом месте, в планах и замыслах. ◊  Волевое действие может также быть значительно более очевидным: например, когда мы проходим мимо лавки с мороженым, появляется мысль: «Съем-ка я чуточку орехового пломбира!» – это голос волевого ума, предшественника всей кармы. ◊  Испытайте это сами. ◊  Когда мы получаем послания от тела, мы просто к ним прислушиваемся. ◊  Иногда сомнение облегчается от чтения толковой литературы или от беседы с каким-нибудь уважаемым нами человеком; или же это даст нам возможность узреть переживание сомнения с более открытым умом. ◊  Таково качество ума, который пристрастно поддерживает какой-то образ самого себя. ◊  Потому что «это я» – просто еще один проходящий помысел. ◊  Будда говорил, что эти наставления «открыты как на ладони». ◊  Да освобожусь я от страха, скрытости и сомнения. ◊  Её действие раскрывают на следующем примере: частицы сухой муки не слипаются воедино, когда же к муке добавляют воду, тогда стихия сцепления становится явной. ◊  Только с ясным осознаванием того, что преобладает в уме или в теле при своем возникновении. ◊  Когда мы сидим и чувствуем неудобство, когда из стороны в сторону по лбу ползает муха, и мы взбудоражены, а ум не в состоянии прийти в равновесие, хотя наша практика углубляется, – в этот момент нам кажется, будто мы не медитировали никогда в жизни. ◊  Это лишь выборочное самоотождествление, привязанность к некоторому образу самих себя, какой-то способ желаемого виденья себя. ◊  От мгновенья к мгновенью ум, обусловливание, строит некоторый образ того, чем он считает себя. ◊  Как легко мы отождествляемся со своей обусловленностью по отношению к умиранию, как болезненна для нас утрата нашей перспективы относительно страдания. ◊  Нам не следует бояться увидеть что бы то ни было. ◊  Это чистая сущность, и ее прямое восприятие оставляет нас с пониманием, что осознавание просто есть; что мы не есть какой-то объект из содержания ума; что за пределами ума существует нечто иное, нежели то, что постижимо умом; что любая мысль о «я», или о теле, или об уме, вообще любая мысль – это не то, что мы. ◊  Когда ей было восемнадцать лет, она попала в Индию и как-то узнала, что ей надо бы начать медитацию, чтобы очистить ум. ◊  Так как же мы можем работать для достижения просветления без привязанности, без желания? К несчастью, в английском языке мы пользуемся словом «желание» для обозначения двух весьма различных психических установок. ◊  Однако они приняли обет не отступать, так что единственная оставшаяся возможность не сойти с ума – это просто уменье не обращать внимание на жар. ◊  Обширное и неизмеримое, просто бытие. ◊  Чтобы послать любящую доброту другому человеку, мы сначала должны находиться внутри своего сердца. ◊  И по мере того, как практика дарения медленно раскрывает нас, мы постепенно становимся способны отдаваться, освобождаться от всего, что препятствует прямому переживанию потока, от всего, что препятствует нашему пониманию.Уму очень трудно раскрыть собственную работу. ◊  Но осуществлять подлинный контроль – это значит отпустить. ◊  Мы отдаем ум, отдаем тело. ◊  Если энергия слишком велика, и мы продолжаем раскручивать помыслы, ум может прийти в состояние возбуждения. ◊  Когда же мы освобождаемся от этого чувства никчемности, когда мы прощаем себе даже это, тогда не остается никого, кто пытается что-то доказать. ◊  Иногда они болезненны, иногда вызывают экстаз; но каким-то образом все оказывается совершенным. ◊  Это тело света. ◊  Я обнаружил, что больница является, пожалуй, наиболее трудным окружением для того, чтобы подлинно хорошо умереть. ◊  Малый ум, отождествлявший себя со всем этим вздором, начинает расти и расти, начинает включать даже самого себя в более обширный ум, настолько более обширный, что в нем находится место для всего и каждого, включая и сам поезд, и наблюдателя. ◊  Покой нередко оказывается чересчур соблазнительным для беспокойного ума, и тому не хочется продолжать свою работу. ◊  Второе препятствие – это отвращение, или ненависть; оно заключает в себя и страх. ◊  Когда мы раскроемся для всего того, что происходит в данный момент, тогда будет присутствовать и наше чувство целостности, завершенности. ◊  Глаза спокойны. ◊  Наполните комнату своей любовью, наполните ее сердечной заботой. ◊  Когда возникают препятствия, в уме автоматически подается сигнал тревоги; этот сигнал будит нас и побуждает к исследованию помехи. ◊  Пусть ваша любовь распространится на каждого человека в доме, где вы живете, где сидите в медитации. ◊  И вот я стал наблюдать его, не подавляя; я просто отмечал то, что он делает. ◊  Тогда нет ни сердца, ни ума; тогда существует только наше пространное, естественное бытие. ◊  Пусть они принимают самих себя. ◊  Многие окружавшие ее соглашались с тем, что если она принесет в мир еще одного ребенка, это, пожалуй, толкнет ее на край гибели. ◊  Есть также и такие вещи, которые мы получаем, а получив, не хотим иметь; и это нас по-настоящему расстраивает. ◊  Любое мгновенье могло бы дать нам просветление, если бы мы увидели его тотальность, его сложность, его простоту. ◊  Проблема этого препятствия, как и всех препятствий вообще, заключается в том, что оно направляет внимание во внешнюю сферу, а потому редко распознает себя. ◊  Мы живем в обществе, настолько завязшем в психологии, что оно почти стреножено всякими вопросами вроде: «Почему я сделал то-то и то-то?» Хотя психология выполняет мощную очистительную функцию, она, как и всякий метод, может стать ловушкой; и в эту ловушку попали многие из нас на Западе. ◊  И наше положение в этом мире становится чем-то вроде суфийского учебного образа. ◊  Когда вы можете просто увидеть помысел, освободиться от помысла и осторожно вернуться к дыханию, к данному моменту, сделать это мягко и без осуждения, – тогда, в это самое время, в это мгновенье, внутренний и внешний мир сливаются воедино. ◊  Сосредоточенность и осознание мы все до некоторой степени уже развили. ◊  Для людей, оценивших по достоинству, что такое ежедневная практика медитации, становится в обычае посидеть сначала утром, а потом еще раз вечером, перед отходом ко сну. ◊  Но, разумеется, есть только одна реальность, только одна истина, и это – настоящий момент. ◊  Страдание есть сопротивление тому, что есть, его неприятие. ◊  Сила мудрости состоит в том, чтобы пробудить нас для прямого переживания вещей такими, каковы они есть. ◊  Эта великая смерть разделения и страха становится весьма могучей силой в нашей жизни, когда мы вступаем в чистое бытие, в процесс, иногда бывающий болезненным, где раскрывается тот факт, что мы не то, кем считали себя, что мы в действительности всегда в значительной мере были тем, кем никогда не хотели быть. ◊  Если мы устали, мы иногда можем вновь и вновь перечитывать какой-нибудь параграф и все же не понимаем в нем ни слова; мы можем даже читать его вслух и все же не иметь никакого представления о том, что там сказано. ◊  Когда мы раскроемся для всего того, что происходит в данный момент, тогда будет присутствовать и наше чувство целостности, завершенности. ◊  Исследования показали, что световой вызов к безнадежному пациенту требует больше времени для ответа со стороны ухаживающего персонала, чем вызов к такому пациенту, которому сестра чувствует себя способной «хоть чем-нибудь помочь»; и это происходит не преднамеренно, а вследствие наших тонких психологических склонностей. ◊  Освободитесь от своего тела. ◊  Возможно, мы лгали, чтобы защитить свою «особенность», чтобы соответствовать какому-то предполагаемому нашему образу, чтобы замаскировать свое естественное своеволие, чтобы стать кем-то, кем мы не являемся, – просто так, как иногда мы можем что-то украсть, чтобы насытить себя тем, что нам хотелось бы иметь. ◊  Если же мы наблюдаем из сердца, из этой открытости, – тогда мы наблюдаем из пространства сострадания, которое признаёт ум естественным процессом и даже не судит ни гнева, ни ревности, ни зависти. ◊  Когда мы вглядываемся в боль, первая очевидность – это сопротивление ей. ◊  Вечерняя медитация позволяет очиститься от того, что накопилось за день, и глубже проникнуть в те пути, на которых мир воздействует на наше бытие. ◊  Хотя доля сомнения может стать полезным мотивом для более глубокого исследования того, что мы, будучи обусловлены, считаем истинным, но сомнение иногда может набрать такую силу, что закроет ум. ◊  Наконец, мы увидим, что ум и тело не слишком отделены друг от друга и не так уж значительно различаются. ◊  Очень быстро вялость разрушилась. ◊  Поле ощущений внутри тела может быть использовано, как пузырьковая камера Вильсона, в которой находится тонкий туман, где можно увидеть даже мельчайшие космические частицы. ◊  Если мы лжем и не знаем этого, мы даже не приблизились к пониманию коренной мотивации нашей лжи. ◊  Таковы условия ума, его обусловленность. ◊  Только отметьте переживание помысла, входящего в ум и исчезающего, переживание чувствования, любого внешнего ощущения, которое возникает в данный момент и исчезает в следующий. ◊  Когда осознавание проникает чуть поглубже, мы обнаруживаем, что наделили мыслящий ум реальностью, которой он независимо от нас не обладает. ◊  Думание же – это погружение прямо в самую карму, которая порождает думу, объект, которая подкрепляет свою активность и в то же время усиливает свою способность вызывать отождествление и реакцию в будущем. ◊  Я подумал, что это ложный, пессимистический уклон: «А, это буддийский вздор с Востока, где половина детей умирает в возрасте до пяти лет! Конечно, они думают, что мир полон страдания; у них со всех сторон умирающие с голоду, у них покойники на улицах валяются. ◊  Да освободимся мы от преград; да освободимся мы от своего страдания, да почувствуем свое совершенное бытие. ◊  Войдите в свет. ◊ 


Другοе



>> Но когда я сижу с кем-то, я могу войти в него, я как будто почти становлюсь им.





Восхождение духа - Chutochku.ru