Интереснοе

>> Например, мы протягиваем руку, чтобы коснуться своего сексуального партнера, и это считается приятным ощущением; но когда рука касается кучи отбросов, это ощущение считают неприятным; или, если она прикасается к стене, ощущение можно считать безразличным.












Сила переживания, скрытая за словами, бытие, скрытое за познанием, – это и есть мудрость, подлинная передача. ◊  Когда же эта общая внимательность окрепнет, мы, например, замечаем, что если у нас неожиданно появляется гнев, мы сейчас же осознаём его. ◊  Иногда в то время, когда мы медитируем, могут появиться чрезвычайно привлекательные мысленные формы – хорошие замыслы, прекрасные образы, великие изобретения. ◊  Иногда я вижу, как все это проявляется у моих детей. ◊  Осознавание даже нездорового действия приближает нас к тому, чтобы не повторить его впредь. ◊  И мы видим, что со всеми нашими воображаемыми никчемностью и страхами, со всеми нашими сомнениями и желаниями, трудно все время быть любящими. ◊  Их можно видеть, когда они, подобно пузырям, пересекают поле сознавания. ◊  На всю страну, на весь континент. ◊  Что мне теперь делать? Все вышло из-под контроля». ◊  Это не аналитический ум, не прибор обратного видения размером 20x20 дюймов, который раскрыл бы кармический корень данного момента. ◊  Легче отказаться от половой жизни, от молочного пломбира или от ласковых шлепков по спине и тому подобного, чем освободиться от своей боли, от страха и неуверенности. ◊  Для меня самого написание книги есть часть практики, и мне надо удостовериться в том, что я сам остаюсь честным. ◊  Чистое ощущение, чистая форма. ◊  Освободитесь от страстного желания. ◊  Мы представляем собой природное явление, такой же продукт условий, полный изменений, как океан или ветер. ◊  Она означает – присутствовать, быть реальным. ◊  А когда мы осознаем тот факт, что захвачены проблемой, мы уже освобождаемся. ◊  Отмечайте: «Вдох, выдох…» Не думайте о дыхании; даже не создавайте его зрительного образа. ◊  Разрешите себе прощать. ◊  Возникают чувства. ◊  В большинстве своем мы переживали такие периоды, когда внимание просто не желало оставаться с дыханием, когда ум бывал отвлечен мыслями о неоплаченных счетах, или о недавних доводах в споре, или о том, что кто-то думает о нас, или о причинах нашего беспокойства. ◊  Заключенные часто спрашивали меня, является ли пребывание в тюрьме их кармой, и почему они попали в тюрьму за менее значительный проступок, тогда как ими совершены проступки и гораздо худшие. ◊  Эти доводы возникают вследствие обусловленности, весьма ценной для наблюдения. ◊  Как выразился один дзэнский наставник: «Если вы пришли сюда не для того, чтобы умереть, вам лучше уйти домой – вы не готовы для практики». ◊  Он имеет место, когда мы даем лучшее из того, что имеем, даже если при этом для нас самих ничего не остается. ◊  И вот я стал наблюдать его, не подавляя; я просто отмечал то, что он делает. ◊  Желание быть свободными от вещей, каковы они есть, оказывается великим страданием. ◊  Это возникновение и исчезновение всего, что мы знаем о своем жизненном опыте. ◊  Существует боль сама по себе – и боль, окружающая эту боль. ◊  А мы немедленно следуем за ним, сейчас же втягиваемся в него; и это продолжается до тех пор, пока мы не начнем видеть безличную, обусловленную природу всего процесса и его содержимого, пока не осознаем совершенную текучесть его самого. ◊  В случае алчности мы видим, как неудовлетворительна по своей сути природа желания, и этот факт способствует противодействию такому качеству ума. ◊  Ведь у большинства есть какой-то гнев, где-то, возможно, скрывается какой-то узел бессильной ярости из-за того, что все меняется, и притом помимо нашей воли. ◊  Мы судим обо всем и все комментируем с этой точки зрения, с точки зрения образа самих себя в данный момент, с точки зрения счастливого «я» с его пристрастиями или с точки зрения скучающего «я» с его желаниями. ◊  Нам нет необходимости налагать на себя всякие «надо» и «нельзя». ◊  У нас была достаточная сосредоточенность, чтобы удерживать глаза на странице и продолжать процесс чтения, но не было осознавания происходившего. ◊  Это звучит так просто; но мы, по всей вероятности, не сознаем реальности своего тела даже и десять раз за день. ◊  Позвольте себе умереть. ◊  Когда мы спрашиваем: «Кто я?» – мы есть те процессы, которые задают этот вопрос. ◊  Временами это участие будет очень ясно воспринято каким-то лицом, и тогда произойдет перемена настроения; изменится вся вибрация помещения. ◊  Только осознавание и ощущение. ◊  Когда мы переносим внимание на уровень ощущения, мы меньше вязнем в словесном уровне, на котором тон задает всё многоголосие мысли, обычно находящееся во «внутреннем диалоге». ◊  А мы немедленно следуем за ним, сейчас же втягиваемся в него; и это продолжается до тех пор, пока мы не начнем видеть безличную, обусловленную природу всего процесса и его содержимого, пока не осознаем совершенную текучесть его самого. ◊  Узнавание этого ежемгновенного рождения и смерти ума позволяет нам проникнуть сквозь иллюзию плотности, которая придает силу страху смерти, то есть боязни растворения после угасания физического тела. ◊  И все, что прерывает это осознавание, ясно видно, как отдельный феномен. ◊  В тишине медитативной практики увидеть зти препятствующие состояния и освободиться от них довольно легко; но сделать это в течение дня не так-то просто. ◊  Наблюдая намерение, предшествующее волевой активности, мы начинаем свергать власть желания с ее трона, – а ведь она бессознательно обусловливает наши действия; благодаря этому мы приобретаем чуть больше свободы в своей жизни. ◊  Но все содержание реальности не воспринимается на думающем уровне ума. ◊  Я мудр, а они – нет; я здоров – они больны. ◊  Освободитесь от своего ума. ◊  Гнев приходит из боли и возвращается к боли. ◊  Мы обращаемся к этому тонко настроенному механизму диагностики, чтобы увидеть то, что вызвано к жизни, как лучше всего сохранить равновесие. ◊  Вхождение полностью пробужденными. ◊  Когда мы пытаемся ударить умом об ум, он в еще большей степени создает то же самое. ◊  Когда ум отбрасывает понятия, он представляет собой не что иное, как сердце. ◊  Освободитесь от своей обиды за себя. ◊  Мы можем доверять самим себе и силе осознавания, которая проникает до ясного постижения истины. ◊  Будда говорил, что если бы люди могли действительно увидеть ценность дарения, они отдавали бы часть каждой своей еды. ◊  Видя относительную природу жизни, видя более широкий контекст, в котором на самом деле существует то, что мы принимали за себя, мы начинаем переживать смерть «я», уменьшение способности последующей силы желать и отождествляться с предыдущей мыслью, как с некоторой прочной, отдельной сущностью, как с «я». ◊  Все эти умы, которые мы переживаем как самих себя, возникающие и исчезающие, все эти личности, которые мы представляем собою, оказываются содержанием гораздо более обширной ясности, не связанной, не смешанной, не отождествленной ни с чем из этого танца. ◊  Вторая из этих четырех основных реальностей – сознание, познавательная способность, которая встречает каждый объект органов чувств при его появлении; можно воспринять ее постоянное возникновение заново в вечно меняющемся потоке психических впечатлений. ◊  Стихия воды – это стихия сцепления. ◊  Мы сделали все, что могли, и научились благодаря этому; но мы даже не знаем, чему научились. ◊  Мы никогда не затеряемся, потому что нам некуда уходить. ◊  Христос сказал: «Не судите, да не судимы будете». ◊  Надо уметь танцевать, когда нас приглашают к танцу; а когда пришло время сидеть, надо уметь сидеть. ◊  Мы не погрязаем в фаталистических вымыслах или в нигилизме, «всё, дескать, до лампочки», а признаем, что всё имеет равную важность. ◊  Наши «неудачные шаги», наши адские переживания зачастую оказываются наиболее продуктивными, наиболее плодотворными. ◊  Это желание находиться в ином состоянии, не в том, в каком мы находимся; оно само по себе, пожалуй, является наиболее точным определением, которое мы можем дать душевному страданию: наше желание быть где-то в другом месте. ◊  Вместо этого мы притворяемся непросветленными. ◊  Если где-то все еще остается ожесточение, примите также и его; пусть оно рассеется по мере того, как растет прощенье. ◊  Почувствуйте возникающие физические ощущения. ◊  Это пространство, где проходят элементы его содержания, где они возникают и исчезают. ◊  Мы строим и строим новый образ самих себя, мы хотим знать, каким будет следующий образ. ◊  Мы отмечаем, что это «нечто» замещает наш образ того, какими должны быть вещи. ◊  Пусть оно уйдет. ◊  Все «да» и «нет» нашей жизни способствовали укреплению его власти, все «хорошее» и «плохое», все «правильное» и «неправильное», все противоречивые идеи о том, какими «надо» быть вещам. ◊  Каждая мысль исчезает в пространстве. ◊  Когда мы начинаем работать над собой, у нас появляется склонность осуждать некоторые качества ума или, пожалуй, чувство, что мы достигаем не столь многого, сколько, по нашим представлениям, могли бы. ◊  Когда мы входим в круг, мы вступаем в поток. ◊  Каждое дыхание по-своему единственно. ◊  Когда одно из этих явлений преобладает над другими, налицо нарушение равновесия. ◊  Это значит, что если кто-то смертельно болен, мы принимаем его болезнь – и принимаем ее также в свое сердце. ◊  Телесная боль создает такое состояние ума, что оно напрягается, отвергает неудобство; а затем напряженное отвращение усиливает напряжение внутри тела. ◊  Они так одиноки, так отрезаны от всех. ◊  Мы в состоянии научиться доверять совершенству раскрытия, даже несмотря на то, что временами оно кажется столь суровым. ◊  Они говорят о себе с такой любовью, потому что открыли возможность позаботиться о нелюбимом, что было прежде для них недостижимо. ◊  И все они – всего лишь переживания. ◊  Любопытно, что в буддийской мысли не так много говорят о взращивании любви и доброты, как о развитии отсутствия ненависти; а об освобождении меньше, чем о развитии невожделения. ◊  Мы видим, что все это естественно. ◊  Ум окажется сосредоточен весьма открытым способом. ◊  Днем ему дозволяют увидеть наставника. ◊  Все, что приходит на ум, старо. ◊  Мы можем довериться осознаванию, которое не мешает усмотреть в суждении всего лишь часть потока, результат предыдущего обусловливания, который не обязан как-то направлять или ограничивать весь этот обширный ум. ◊  Оно способно услышать любой возможный урок данного момента. ◊  Она знала, что работу необходимо выполнить, и взялась за нее. ◊  Важно ощутить тело; а когда мы на что-то опираемся, увеличивается тяга к засыпанию. ◊  Когда начинается смерть «я», мы глубоко чувствуем, что это отдельное «я», проявляющееся как личность, представляет собой наше отстояние друг от друга, нашу отделенность от реальности вещей, каковы они есть, нашу отделенность от бытия, общего всем нам. ◊  Препятствие – это преграждение света ума-мудрости. ◊  Почувствуйте силу шеи, ее толщину, ее вещественность. ◊  Но то, что мы были и как существовали – по нашему мнению – не существует в таком виде, и это нас пугает. ◊  «Для тебя, – шепчет учитель, – мантра будет такой: ом мани падме бык; ом мани падме бык». ◊  «Конечно, я могу видеть, как это верно: ведь у каждого из них есть тело, у каждого из них есть ум, у каждого есть эмоции, каждый ест и каждый дышит; все мы живем на этой планете. ◊  Ум принимает форму всякого входящего в него объекта. ◊  И мы наблюдаем эти нужды, не оценивая себя за это. ◊  Как бы просто ни было это утверждение, за ним много мудрости. ◊  Для мира, полного изменений, у нас имеются застывшие, неизменные понятия – ярлыки; и это, конечно, порождает разрыв между понятием и реальностью, результатом чего будет напряжение. ◊  Существуют времена года, день и ночь, жизнь и смерть. ◊  Каждая из них представляет собой просто особую форму, в которой пребывает одна и та же истина. ◊  Размышляйте о болезненности, о разделении, которое есть гнев, зависть, ревность. ◊  На одном уровне, конечно, все, что действительно происходит, – это движение звука в воздухе, который давит на наши барабанные перепонки; благодаря памяти и механизмам восприятия ум узнаёт то, что говорится. ◊  Почувствуйте слои кожи, покрывающие черепную коробку; плоть щек и кожу на бровях; подбородок, губы. ◊  Наши переживания совершения значительных усилий, имеющих целью вступление в сознавание, свободное от усилия, или необходимость выбора для развития осознавания без выбора, – оставляют нас с чувством некоторого замешательства перед всем этим. ◊  Когда обостряется осознавание препятствий, мы познаём происходящее, когда оно происходит; и те состояния ума, которые раньше одолевали нас, становятся вехами на пути нашего прогресса. ◊  Проходят недели; ум становится все более ясным, он чувствует все большую признательность силе практики за раскрытие истины. ◊  И входя в это переживание так глубоко, как могу, я прохожу через него, когда они смогут это сделать. ◊  Мы все это переживаем и все отдаем. ◊  И мы не держимся за нее, потому что эта истина и есть истина того момента; в какое-то другое время она может стать препятствием. ◊  Если мы ощущаем боль в колене, мы даем возможность расслабиться всей области вокруг колена. ◊  Зато медитация любящей доброты действительно работает с понятийным уровнем. ◊  Мы в состоянии научиться доверять совершенству раскрытия, даже несмотря на то, что временами оно кажется столь суровым. ◊  К тому времени, когда ему нужно вернуться к наставнику, он чувствует себя счастливее, чем когда-либо прежде. ◊  Внимание наблюдает ощущения подъема и падения, когда они происходят сами по себе с каждым новым дыханием. ◊  И наше положение в этом мире становится чем-то вроде суфийского учебного образа. ◊  Иногда это действие может быть приятным, в другое время – болезненным; но в действительности таков совершенный процесс. ◊  Мы следим за полученными едва заметными вестями, мы чувствуем, когда отклоняемся от гармонии или движемся в нужном направлении. ◊  Острота этого случая ясно показала, как ум постоянно ищет удовлетворения за пределами себя и редко дает себе возможность стать свободным. ◊  Мы лучше поймем этот простор, когда заметим, что обычно ум замыкается на каждом помысле. ◊  Посидев так некоторое время, мы можем обнаружить, что какой-нибудь другой пункт будет легче наблюдать. ◊  Мы почти никогда не переживаем то, чем является боль, непосредственно, так как наша реакция на нее оказывается настолько немедленной, что большая часть того, что мы называем болью, в действительности представляет собой наше переживание сопротивления этому явлению. ◊  Если кто-нибудь говорит или делает с чистым разумом, то за ним следует счастье, как неотступная тень».Иногда мы относимся к своему сиденью в медитации слишком серьезно. ◊  Индейские народы оказались рассеяны и почти уничтожены. ◊  Я не должен позволять себе этого!» – что опять-таки будет проявлением того убеждения, что нам нужно контролировать себя, что мы не в состоянии доверять себе. ◊  Само пространство. ◊  Таким образом, они видят только легкий ум, ум, который хочет сидеть; они не видят ума, который причиняет нам наибольшие страдания, не видят рассеянного ума, желающего делать что-то другое. ◊  Испытайте это сами. ◊  «Я» воссоздается с каждым новым мигом, исходя из того, нравится нам или не нравится то, что происходит в уме. ◊  Вместо того, чтобы говорить вслух, мы обнаруживаем, что способны безмолвно посылать мысли сердцем. ◊  Мы обращаемся к этому тонко настроенному механизму диагностики, чтобы увидеть то, что вызвано к жизни, как лучше всего сохранить равновесие. ◊  «Да освобожусь я от страдания, да освобожусь от напряжения, от гнева, от разделенности. ◊  Малый ум, отождествлявший себя со всем этим вздором, начинает расти и расти, начинает включать даже самого себя в более обширный ум, настолько более обширный, что в нем находится место для всего и каждого, включая и сам поезд, и наблюдателя. ◊  Из-за этого нет необходимости быть отделенными. ◊  Не к «помыслам о шее», а к возникающему там чувству. ◊  И один из способов потеряться в нем – это говорить: «Я не сержусь!» ◊  Если возникают помыслы, ясно отмечайте их движение в уме, их возникновение и исчезновение, подобное пузырям. ◊  Уразумение того обстоятельства, что нет ничего, за что стоит цепляться. ◊  Они приходят и уходят, как им заблагорассудится. ◊  Круг – это природная форма. ◊  Да раскроют они радость своего истинного „я“. ◊  То, что мы выбираем, то, чему позволено остаться, мы называем «я», продолжая верить, что выбор производит это «я», а не что оно-то само и выбрано. ◊  Когда мы просто видим то, что происходит, миг за мигом, наблюдаем без суждений или предпочтений, мы не теряемся в мыслях, вроде таких: «Этот миг для меня лучше того, эта приятная мысль мне нравится больше, чем боль в колене». ◊  Это подобно истине закона кармы. ◊  Вхождение полностью пробужденными. ◊  Заключенные часто спрашивали меня, является ли пребывание в тюрьме их кармой, и почему они попали в тюрьму за менее значительный проступок, тогда как ими совершены проступки и гораздо худшие. ◊  «Да будут счастливы все существа. ◊  Чем тише будет тело, тем тише и ум. ◊  Но когда осознавание проникает в точку возникновения чувства притяжения или отталкивания по отношению к феноменам, кармическое затягивание в новое действие ослабевает как раз там, где желание обусловливает волевой акт, придающий активности энергию. ◊  Теперь размышляйте о том, как гнев ощутим для вас, как он переживается. ◊  Мы видим, что должны не мешать цветку быть таким, чтобы он смог опасть и оставить нам плод. ◊  Умирайте легко, погружайтесь в свет. ◊  А на что похожи чувства великодушия, открытости, доброты, любви? При них ощущаются теплота и открытость; мы чувствуем себя очень удобно. ◊  Оно не останавливается на том или этом, оно принимает все. ◊  Медленно, медленно зреет он, день за днем, пока наконец не созреет в не упадет с дерева. ◊  Только «бытность». ◊  Нередко именно тревога не дает возможности решения какой-нибудь проблемы. ◊  Один мой друг говаривал: «Только выйди и притворись, что ты просветлен. ◊  Когда его касаешься осознаванием, становятся вполне очевидными его несубстанциональность, сущностная пустота. ◊  Мы становимся похожи на того петуха, который думает, что его кукареканье заставляет солнце всходить каждое утро. ◊  Если мы воображаем, что мы – это ум, мы можем просто прекратить свои занятия и приказать уму остановиться: «Хорошо ум! Стой!» И ум ответит: «Будет сделано, я остановлюсь! Теперь просто наблюдай за мной. ◊  Очевидный пример того, как много мы вкладываем в сферу мыслимого, принадлежит нашему отношению к чувству осязания. ◊  Если мы пребываем в сердце, если мы обращаем внимание на то, что действительно чувствуем, мы будем способны при каждой мысли ощутить, что будет здоровым, а что нездоровым, что полезно и благотворно, а что окажется вредным. ◊  Это одна из преобладающих энергий, которые мы замечаем в уме, – вожделение к объектам, жажда переживаний. ◊  Я почувствовал, как трудно выказывать заботу с теми огромными глыбами невежества, которые мы обычно несем с собой большую часть времени. ◊  Когда в теле существует боль, мы можем увидеть, как она становится причиной некоторого состояния ума; она подталкивает к определенным помыслам. ◊  Крестьянин полон признательности и многословно благодарит мастера за помощь. ◊  Чувство возникает и исчезает. ◊  Я могу увидеть, что сострадание не является вмешательством. ◊  «Да будут все существа счастливы. ◊  Благодаря нашему освобождению от путаницы возникает познание. ◊  А если мы вообще что-то удерживаем, мы теряем все прочее; и та вещь, к которой мы привязаны, в конце концов должна измениться и стать причиной страдания. ◊  Мы видим возникновение и исчезновение сознания, всего, что считали собой. ◊  А на что похожи чувства великодушия, открытости, доброты, любви? При них ощущаются теплота и открытость; мы чувствуем себя очень удобно. ◊  В качестве средства, противодействующего упорной вялости, одному моему другу, бывшему монахом в Таиланде, учитель предписал продолжать медитацию, сидя на краю глубокого колодца. ◊  Нигде не задерживайтесь. ◊  Преобладают помыслы. ◊  Когда вы можете просто увидеть помысел, освободиться от помысла и осторожно вернуться к дыханию, к данному моменту, сделать это мягко и без осуждения, – тогда, в это самое время, в это мгновенье, внутренний и внешний мир сливаются воедино. ◊  Суждение может быть очень тонким; единственное мгновенье похвалы или порицания, приязни или неприязни поляризует весь наш мир. ◊  Мы полны прощенья к себе, полны освобождения, полны понимания. ◊  В такие моменты, когда я более не был «подателем» или даже дающим, но просто находился там в качестве двух аспектов самого себя – одного умирающего и одного наблюдающего, – я воссоединялся со своей полнотой, и вся усталость исчезала. ◊  И когда осознавание глубже проникнет в этот поток, мы почувствуем, что естественное состояние нашего бытия, которое кто-то называет «умом мудрости» или «природой Будды», подобно солнцу: оно всегда сияет и всегда присутствует, хотя часто бывает скрыто облаками. ◊  Но, поскольку это всего лишь еще один из процессов ума, его можно ввести в свет понимания и освободиться от него. ◊  Когда мы переживаем эту глубокую связь одного интуитивного ума с другим интуитивным умом, разделение между двумя людьми растворяется, тогда общение в меньшей степени нуждается в словах. ◊  Фактически именно этот интересный материал удерживает нас так долго в движении по кругу этой бесконечной карусели. ◊  Разрешите себе принять прощенье. ◊  Нам нет надобности куда-то идти за своей кармой; мы сами и есть наша карма. ◊  Наблюдая гнев, мы замечаем, что целью гнева бывает желание как-то навредить другому, унизить его. ◊  Легкое тело теперь свободно каждое мгновенье. ◊  Только дыхание и осознавание дыхания. ◊  Если что-то в этом переживании было для меня действительно важным, так это чувство, что я была достойна его иметь». ◊  Таковы неизбежные кармические данные. ◊  Затем есть вид дара, который называют «царственным». ◊  Мы просто наблюдаем ее. ◊  Терпенье дает всему этому место, открывает простор. ◊  «Когда становится то, возникает это», – вот так Будда определил карму. ◊  По мере того, как ослабевают отрицательные состояния, положительные состояния возникают сами по себе. ◊  Это та же разница, как между рабствованием у мысли и освобождением посредством ее. ◊  Наши переживания совершения значительных усилий, имеющих целью вступление в сознавание, свободное от усилия, или необходимость выбора для развития осознавания без выбора, – оставляют нас с чувством некоторого замешательства перед всем этим. ◊  Идите далее сейчас же. ◊  Тепло и терпенье. ◊  Такие термины, как «отрицательное» и «положительное» или «здоровое» и «нездоровое», не имеют в виду ценностного суждения; они скорее указывают на такие состояния ума, которые создают преграды свету понимания, и на такие, которые фокусируют его. ◊  Мы обнаруживаем, что пока существует какая-то часть нас самих, которую мы не принимаем, мы не освободимся от ада и не пробьемся сквозь все явления, гипнотизирующие нас удовольствием и страданием – сквозь все эти мысли о себе, сквозь все отождествление с телом, с восприятиями, с состояниями сознания. ◊  Когда мы «упорно работаем над собой», мы иногда отталкиваем свой легкий ум, свое счастье быть прежде всего на пути. ◊  Мы не оплакиваем исчезновения какого-нибудь состояния ума, потому что это было нашим одним переживанием, за которым немедленно возникает другое. ◊  Когда видишь, насколько глубока нужда, присущая уму, видишь и глубину неудовлетворенности, потому что нужду удовлетворить невозможно: едва покончишь с одним желанием, так будет другое. ◊  Хотя «я» представляет собой удобное средство повествования о внутренней перемене, где же можно увидеть это «я» в любом другом месте? Но рассудочный ум говорит: «Даже несмотря на то, что ты не можешь найти прочное отдельное „я“, оно все-таки есть». ◊  Выбирая того, кем нам хотелось бы быть, мы отбираем из огромного склада то один образ, то другой, и отвергаем остальные на основании каких-то рассудочных доводов. ◊  Только чистое осознавание. ◊  Почувствуйте его вибрацию, его мерцание. ◊  Но искание удовольствия – это не поиски счастья. ◊  Правильный образ жизни оказывается более ясным и менее проблематичным путем, и его радость расширяет доступ к уму-мудрости. ◊  Этот «внутренний диалог» всегда комментирует, выносит суждения, планирует. ◊  На самом деле мы даже редко видим эти возникновение и исчезновение. ◊  Когда вы способны принять неудобство, такая способность позволяет вам установить равновесие ума. ◊  Американский индеец говорил о Великой Петле, которая охраняет всех людей. ◊  Когда осознавание проникает глубже, необходимость в отметках для поддержания острой бдительности по отношению к присутствующему объекту может отпасть. ◊  Исследования показали, что световой вызов к безнадежному пациенту требует больше времени для ответа со стороны ухаживающего персонала, чем вызов к такому пациенту, которому сестра чувствует себя способной «хоть чем-нибудь помочь»; и это происходит не преднамеренно, а вследствие наших тонких психологических склонностей. ◊  Нужда представляет собой поиски где-то в другом месте. ◊  Почувствуйте эту жизненную энергию на макушке. ◊  Мы можем наблюдать, как неосуществленное желание внезапным рывком переходит в гнев. ◊  Анализирование спрашивает: «Кто такой я сейчас? Что заставило все получиться именно таким? Как все это пришло сюда?» Иногда мы даже пытаемся отследить свои последние мысли, чтобы установить, как ум попал туда, где сейчас находится. ◊  У нас было бы больше места, куда расти. ◊  Оно создает ту открытость ума, которая способствует освобожденности и возникновению мудрости. ◊  Происходит раскрытие сердца и ума, чувство осуществления в этот самый момент.Будда сказал, что корень всей кармы – желание, мотивация, намерение, стоящее за актом. ◊  Откуда же берется это чувство никчемности? Дело, кажется, обстоит так: нам велят не доверять своему естественному бытию, учат такому недоверию; мы им обусловлены. ◊  Когда мы освобождаемся от своего незнания и путаницы, мы дозволяем возникнуть своему познающему уму. ◊  Да будут их сердца открыты. ◊  Лучшим средством растворения критического ума окажется простое его узнавание без ценностного суждения, едва он возникнет. ◊  Он начинает внутреннее усвоение мантры следующим образом: «ом мани падме бык; ом мани падме бык; ом мани падме бык». ◊  Нам нравится приятное, нам не нравится неприятное. ◊  Когда мы начинаем медитировать, рекомендуется не прислоняться к стене и не откидываться на спинку стула, потому что тогда возникает склонность воспользоваться стеной или стулом как опорой; а частью медитации является опора на себя на многих уровнях. ◊  Когда мы видим, что поток – это то, что есть, когда мы становимся этим потоком, – не становимся «кем-то», кто наблюдает, но просто будем, будем без имени, будем находиться здесь без всякой личности, – тогда нет ни демона, ни Будды, а просто существуют вещи, каковы они есть, каждая из них совершенна по-своему. ◊  Если мы страстно желаем чего-то, мы стремимся к этому, мы готовы поглотить желанный предмет. ◊  Теперь парите свободными от всего этого. ◊  И выйдет, что единственный выход – это отпустить все это. ◊  Задавание вопроса и есть уже ответ. ◊  Подобным же образом мы можем почувствовать внутри тела и помыслы. ◊  Иногда они болезненны, иногда вызывают экстаз; но каким-то образом все оказывается совершенным. ◊  Этот плод, созревший в существах, подобных Христу и Будде, не имеет семян; там нет ничего, что должно вновь родиться, нет желаний, создающих карму, нет жажды удовлетворения. ◊  «Прощаю себя за всю причиненную боль, даже за те вещи, которых не хотел сделать». ◊  Странным образом нам часто легче отказаться от удовольствия, чем от боли. ◊  Обширное пространство. ◊  Почувствуйте плечи. ◊  «Я» воссоздается с каждым новым мигом, исходя из того, нравится нам или не нравится то, что происходит в уме. ◊  Круг – это природная форма. ◊  Откройтесь для своего переживания этого резервуара, как бы это ни происходило. ◊  Если отделаться от запойного думания, мы обнаруживаем, что обычно замечали лишь немногое в необычайной активности сознания, и что привязанность к думанию заслонила нам все остальное. ◊  Зачастую мы похожи на роботов – мы приведены в движение, не зная этого. ◊  Как бы просто ни было это утверждение, за ним много мудрости. ◊  Мы можем уловить качество страстного желания в гораздо более тонкой форме, когда едем по шоссе и замечаем, что наши глаза читают дорожные афиши и объявления, хотя мы и не устремляли туда взора; такова обусловленная страсть ума к получению стимулов. ◊  Есть дары нищенские, когда мы даем только одной рукой, все еще удерживая то, что даем. ◊  И когда мы их наблюдаем, становится все яснее, что некоторые из пузырей – это мы сами, наблюдающие ручей, что даже наблюдатель являет собой всего лишь часть потока; осознавание просто переживает все, что есть. ◊  Почувствуйте мягкую ткань мозга, содержащуюся внутри этой костной коробки. ◊  Вместо этого они преодолевают свое сопротивление, входя непосредственно в переживание данного момента, вступая в чистое ощущение. ◊  Умрите, погрузившись в свет. ◊  И это сопротивление обычно оказывается гораздо более болезненным, чем первоначальное ощущение. ◊  Каждое дыхание – первое. ◊  Он виден там, как простой наклейщик ярлыков. ◊  Вместо того, чтобы избегать боли, мы проникаем в ее глубину. ◊  В ходе практики наступает такое время, когда чистота наших намерений будет всем, что мы имеем, и никакие слова не смогут оказать заметной помощи; когда вам кажется, что вы полностью затерялись и лишены надежды, просто отмечайте состояние болезненного смятения с терпеньем и какой-то глубокой нежностью; это все, что можно сделать. ◊  Хотя доля сомнения может стать полезным мотивом для более глубокого исследования того, что мы, будучи обусловлены, считаем истинным, но сомнение иногда может набрать такую силу, что закроет ум. ◊  Два человека находятся в этой комнате, и они находятся в ней в силу кармы. ◊  Благодаря нашему освобождению от путаницы возникает познание. ◊  Временами практика медитации может быть даже неприятной; но медитация питает наше счастье, раскрывая нашу существенную природу, позволяя нам пребывать в этой завершенности. ◊  В природе все вещи движутся циклически. ◊  Эту постоянную перемену, подобную калейдоскопу. ◊  В дарах этого рода мы даем самое меньшее из того, что имеем, а потом нам еще хочется узнать, стоило ли давать вообще. ◊  По временам они могут быть полезны, пока сосредоточенность углубляется, а затем становятся не нужны. ◊  С каждым впечатлением от органов чувств, с каждым помыслом сосуществует предопределенные кармически тонкое притяжение к данному объекту или отталкивание от него. ◊  Все наши попытки измениться, мысли о том, что мы должны что-то сделать по поводу того, кто мы такие и как себя ведем, приходят большей частью из чувства никчемности, из чувства личного недоверия. ◊  В это мгновенье все вырисовывалось в виде силуэтов. ◊  Если мы хотим докопаться до воды, мы копаем землю прямо вниз на одном месте. ◊  проецирует свои игры и мнения, которые как раз и препятствуют возникновению более глубокого понимания. ◊  Мягко, терпеливо и с большой любовью мы признаем то, чем в действительности являемся. ◊  Американские индейцы устраивали довольно небольшое, круглое приспособление, применяемое в качестве потогонной комнаты. ◊  «Как мне развязать этот узел?» У нас имеются кармические узлы, которые настолько интенсивны, что мы реагируем на них всякий раз, когда они появляются. ◊  Идите далее сейчас же. ◊  Благодаря такому пониманию отпадает самоотождествление с умом и появляется возможность освободиться.Ничуть не лучше наблюдать за одним объектом, нежели за другим. ◊  Воспринимайте тело, как вибрацию, как жар и плотность. ◊  Ад становится только еще одной мимолетной идеей, обладающей не большей реальностью или субстанциальностью, чем та, которую мы ей приписывали.Есть разные способы искусного подхода к боли, которые позволяют появиться прозрению в то, каким образом ум и тело взаимно проникают друг в друга. ◊  Не держитесь ни за одну мысль. ◊  Освободиться от самих себя так, чтобы мы могли заново переживать то, что мы такое, каждое мгновенье, как если бы это было даром. ◊  Когда говорят: «О, я действительно попадаю по ту сторону; мои занятия медитацией становятся такими прекрасными; это так чудесно, я могу просидеть весь день», – я думаю: «Они не во всей полноте чувствуют себя». ◊  проецирует свои игры и мнения, которые как раз и препятствуют возникновению более глубокого понимания. ◊  Как мы осуществляем это? Так вот, мы производим внимательные действия, мы стараемся пребывать в осознавании того, что делаем. ◊  Все мы знаем, каково переживание, когда держишься за то, что отдаешь, то есть, когда даешь с привязанностью к особому ответу на дар: «Полюбят ли меня за то, что я поднес этот дар?» Мы привязаны к себе, как дарители, и это не очень благотворное дарение. ◊  Вот простенький пример. ◊  Мы не в состоянии по-настоящему рассердиться на кого-то или на что-то, не желая навредить ему. ◊  Эта легкость еще раз нежно животворит весомую форму, принимает рождение, чтобы исполнить свою карму, чтобы научиться тому, чему следует научиться, быть с вещами, каковы они есть. ◊  Далеко за пределами относительных фактов пространства и времени существует Пра-ум – ум до думания, ум до того, как Вселенная приобретает форму.Усядьтесь удобно, так, чтобы смогли просидеть некоторое время; без напряжения или скованности; просто расслабьтесь в своем теле. ◊  Каждое мгновенье – полностью новое. ◊  Когда мы просто сидим в данный момент, каков он есть, когда ум не обладает ясностью, и мы не обладаем способностью проникнуть через какое-нибудь глубокое препятствие, – такой способ действий может весьма великодушно дать нам возможность раскрыться для самих себя. ◊  При чрезмерной сосредоточенности без достаточной энергии ум приходит в сонное состояние, погружается в полуобразы подсознания и тупеет, «тонет». ◊  Все вещи, обладающие природой возникновения, обладают и природой исчезновения. ◊  Затем, глядя прямо вперед, мы замечаем, что начинаем проявлять способность видеть между вагонами. ◊  Они могут к тому же задеть наши чувства никчемности: «О, это всего лишь потворство себе, это отговорки!» Когда мы впервые пытаемся обратить любовь на себя, мысль о том, что мы ее не заслуживаем, нередко весьма заметна. ◊  «Где мне найти работу, полезную для других, в которой возможно справедливое соотношение отданного и взятого? Знать это для меня важнее, чем стать руководителем или возвыситься над окружающими; но как мне зарабатывать достаточно для жизни и для поддержания тех, кого я люблю, – и в то же время все еще оставаться полезным другим?» По мере того, как этот вопрос приобретает напряженность, символ креста становится все более признанным, поскольку можно видеть, что в образе Христа заключается как олицетворение этой дилеммы, так и путь, ведущий к ее решению: метод пробуждения, данный Христом, есть метод сердца. ◊  Нам не следует бояться увидеть что бы то ни было. ◊  Позже, когда это тонкое общение получит развитие, оно будет напоминать практику медитации любящей доброты. ◊  Нам трудно вообразить, как это мы когда-то могли не видеть прежде всего этого совершенства или как можем когда-либо его утратить вновь. ◊  А привязанность к какому-нибудь переживанию, как к достижению или завоеванной истине, отвлекает внимание от реальности следующего мгновенья. ◊  Подушка поможет коленям опуститься; еще более важно то обстоятельство, что при небольшом поднятии таза спина легче выпрямляется. ◊  Плечи опущены. ◊  Полюбите себя. ◊  Например, мы протягиваем руку, чтобы коснуться своего сексуального партнера, и это считается приятным ощущением; но когда рука касается кучи отбросов, это ощущение считают неприятным; или, если она прикасается к стене, ощущение можно считать безразличным. ◊  Когда вы принимаете ад, это более не ад. ◊  Но вещи раскрываются только так, как им следует; хотя они иногда могут вызывать затруднения, они всегда предоставляют совершенную возможность для работы над собой в данный момент. ◊  Иметь дело с результатами, с плодами, какими они созрели к настоящему моменту, пользуясь адекватными и надлежащими ответами на то, что существует внутри ума, позволит нам в достаточной мере доверять себе и знать, что делать. ◊  Достаточно даже секунды, чтобы различить захваченность каким-нибудь состоянием ума и радость, которая мгновенье спустя говорит: «Опять то же самое; как интересно, больше это меня так не увлекает!» Подобное чувство очаровывает, потому что постижение: «Как здорово! Я свободен от гнева!» – часто сопровождается признанием того факта, что в этот момент мы свободны от всего, – кроме гордости тем, как мы свободны. ◊  Мы пребываем в своем теле; мы наблюдаем за своим умом; мы знаем свой поступок и свой помысел. ◊  Войдите в него свободно. ◊  Иногда сомнение облегчается от чтения толковой литературы или от беседы с каким-нибудь уважаемым нами человеком; или же это даст нам возможность узреть переживание сомнения с более открытым умом. ◊  Мудрость появляется в том уме, который пребывает в незнании, внутри спокойного ума, который просто есть. ◊  Подобная сдача, подобное освобождение от желания быть иным, нежели то, что мы есть в этот самый момент, – и есть то, что освобождает нас от ада. ◊  Привязанность к таким понятиям создает желание, чтобы мир соответствовал нашему представлению о том, каким ему быть; но перемены зачастую сталкивают наши представления с весьма отличной от них реальностью, что может вызвать в нас чувство гнева или поражения; и мы окажемся как-то отъединенными от истины вещей из-за негибкой связанности своею точкой зрения. ◊  Пространство внутри пространства. ◊  Будда говорил, что если бы люди могли действительно увидеть ценность дарения, они отдавали бы часть каждой своей еды. ◊  Когда мы освобождаемся от сопротивления, мы проникаем до непосредственного переживания отвлекающего нас явления, и его отвлекающее качество, его неудобство, растворяется в отчетливом виденье этого переживания. ◊  Напряжение держится за боль, и это усиливает боль и одновременно сопротивление этой боли. ◊  Идите далее сейчас же. ◊  Я относился весьма критически к их способу общения, к тому, кем они, по моему мнению, считали себя. ◊  Мы видим, что должны не мешать цветку быть таким, чтобы он смог опасть и оставить нам плод. ◊  Когда я преподавал в тюрьме Соледад, мне задавали много вопросов о том, что такое карма. ◊  Осторожно; дайте время этому процессу. ◊  Мы строим и строим новый образ самих себя, мы хотим знать, каким будет следующий образ. ◊  И мы как-то чувствуем, что все пойдет хорошо, что вещи действуют именно так, как это предполагается. ◊  А когда мы осознаем тот факт, что захвачены проблемой, мы уже освобождаемся. ◊  С каждым впечатлением от органов чувств, с каждым помыслом сосуществует предопределенные кармически тонкое притяжение к данному объекту или отталкивание от него. ◊  Мы даем лучшее из того, что имеем, безотчетно и с добротой. ◊  Будда говорил, что эти наставления «открыты как на ладони». ◊  Но то, что мы были и как существовали – по нашему мнению – не существует в таком виде, и это нас пугает. ◊  Теперь направьте в поле сосредоточенного осознавания все тело. ◊  Если кто-нибудь говорит или делает с чистым разумом, то за ним следует счастье, как неотступная тень».Иногда мы относимся к своему сиденью в медитации слишком серьезно. ◊  К порождаемой там энергии. ◊  Хотя в скрытых глубинах нашего существа могут возникать мысли и другие ощущения, не требуется никакой энергии, чтобы их удалять или как-то на них воздействовать. ◊  Умрите сию же секунду. ◊  Они не останавливают свое внимание на невозможности и далее сохранять такое положение; если бы они подумали об этом, им бы не выдержать. ◊  В другое же время нам очень долго кажется, что спокойствия никогда не будет, в уме словно много движения и много самоотождествления, мы как бы затеряны в пламени ума и склонны к тому, чтобы принимать это обстоятельство достаточно серьезно. ◊  Приязнь и неприязнь представляют собой результаты предыдущей приязни или неприязни; результат, плод прошлых предпочтений, который еще раз поведет к тому же. ◊  В вертикальной части креста можно видеть повышение осознавания; в некоторых традициях его можно даже уподобить позвоночнику, по которому поднимается духовная энергия. ◊  Большая часть нашего переживания удовольствия являет собой преодоление неудобства желания. ◊  Это чистая сущность, и ее прямое восприятие оставляет нас с пониманием, что осознавание просто есть; что мы не есть какой-то объект из содержания ума; что за пределами ума существует нечто иное, нежели то, что постижимо умом; что любая мысль о «я», или о теле, или об уме, вообще любая мысль – это не то, что мы. ◊  Нет ничего необычного в том, что чувство никчемности становится более отчетливым; нам кажется, что оно усугубляется по мере того, как сознавание становится глубже и раскрывает все большее число наших глубоких наклонностей. ◊  Мы реально не видим реальности. ◊  Мы полностью отделены от таких предметов удовлетворения, мы питаемся ими, пользуемся ими. ◊  У нас не могут существовать одновременно активное осознавание и вожделение. ◊  Острота этого случая ясно показала, как ум постоянно ищет удовлетворения за пределами себя и редко дает себе возможность стать свободным. ◊  Вот простенький пример. ◊  Вследствие этой изменчивости состояний ума некоторые люди пытаются контролировать ум. ◊  Пусть оно охватит весь город, где вы живете; оно широко, пространно, участливо. ◊  Мы переживаем прохождение помысла через эту пустоту и хотим узнать, что происходит; но этот интерес отмечается, как всего лишь еще один пузырь, проплывающий в открытом просторе, который мы так долго принимали за твердое, драгоценное «я». ◊  Руки – просто как ощущение. ◊  Мягко, терпеливо и с большой любовью мы признаем то, чем в действительности являемся. ◊  Такая всеохватная внимательность служит общим мерилом; она появляется благодаря самопобуждению к более глубокому взгляду на себя. ◊  Есть дары нищенские, когда мы даем только одной рукой, все еще удерживая то, что даем. ◊  Но нам нет необходимости обращаться к писаниям, чтобы узнать то, о чем нам возвещает сердце. ◊  Это и есть пробуждение. ◊  Но, разумеется, есть только одна реальность, только одна истина, и это – настоящий момент. ◊  Часто им так сильно хочется чего-нибудь, что приходится в поисках нужной вещи ходить из магазина в магазин; затем мы покупаем ее, а через час слышишь: «Лучше бы мы ее не покупали… мне хотелось синюю…» Такое и вправду разбивает сердце; а ведь так со всеми нами. ◊  Все постоянно меняется. ◊  Подобная сдача, подобное освобождение от желания быть иным, нежели то, что мы есть в этот самый момент, – и есть то, что освобождает нас от ада. ◊  Это – действие в чистом виде. ◊  Беспокойство есть всего лишь еще одна сторона нашей природы; то, что мы говорим: это – «наше» беспокойство. ◊  Оно расширяет нам пространство для ответа. ◊  Но, поскольку это всего лишь еще один из процессов ума, его можно ввести в свет понимания и освободиться от него. ◊  У нас нет зазора между вниманием и чувством, чтобы увидеть, что это не мы, чтобы вспомнить о необходимости просто признать то, что есть. ◊  Как можно отметить волевой элемент, ведущий ко все более и более далеким переплетениям и алчным желаниям ума, так же точно можно и увидеть, что именно это качество выбора, которое снова и снова возвращает нас к дыханию, при правильном его поощрении приводит жизнь к равновесию.Всякое состояние ума – это некая установка, господствующая эмоция или настрой; она действует наподобие фильтра или цветовой линзы, через посредство которых переживаются и становятся объектами отношения психические события, такие как помыслы и ощущения. ◊  Откройтесь ощущениям, возникающим в ногах, в бедренных костях, сочлененных в тазобедренных суставах, от бедер к лодыжкам. ◊  Ум думает о яблоке – и становится яблоком. ◊  Мы создаем пространство для самих себя во всей полноте и со всей душой возвращаемся в поток – с умом, терпимым к самому себе, не пойманным в осуждении других душевных состояний. ◊  Идите далее сейчас же. ◊  Когда, например, мы наблюдаем ум, словно проецируемый на экран кинофильм, то по мере углубления сосредоточенности он, возможно, станет прокручиваться медленнее, а это позволит нам заметить побольше из происходящего. ◊  Таковы условия ума, его обусловленность. ◊  С каждым впечатлением от органов чувств, с каждым помыслом сосуществует предопределенные кармически тонкое притяжение к данному объекту или отталкивание от него. ◊  Поезд все еще там; кажется, там же находится и безмолвный свидетель на переезде. ◊  Не держитесь за эти слова. ◊  «Да будем все мы счастливы!» Не забывайте себя; вы – тоже еще одно прекрасное существо. ◊  Переживание первых трех реальностей, которые все обусловлены теми способами, какими мы переживали их в прошлом, открывает путь к переживанию четвертой. ◊  Точно так же мы не переживаем своего утомления, своей скуки, своего страха; вместо них мы переживаем свое сопротивление им. ◊  Нет необходимости ограничивать каким бы то ни было определением то, чем мы действительно являемся. ◊  Однако она была настолько возбудима, а ее сосредоточенность была настолько слабой, что ей не удавалось просидеть кряду более нескольких минут. ◊  Они не видят ума, жаждущего удовлетворения, не видят подавленного ума, или одинокого, или даже беспокойного, обуреваемого желаниями, который заглядывает в холодильник или переключает телевизионные каналы и ищет себе развлечения. ◊  Конец жизненного пути. ◊  Не бойтесь. ◊  Когда мы начинаем пробуждаться, мы видим, как внутри нас что-то раскрывается, подобно цветку. ◊  И для того, чтобы мне быть, необходимо мое присутствие. ◊  Освободитесь от своего знания. ◊  Но простор, который приходит с пониманием, создает легкость; и она видит дальше всех наших эгоцентрических попыток преодолеть воображаемое «я». ◊  Так что я и был тем субъектом, который нуждался в любящей доброте. ◊  Благодаря освобождению от страха возникает спокойствие. ◊  Почувствуйте его вибрацию, его мерцание. ◊  Сначала бывает трудно вытянуть ноги на полу, если не было привычки раньше. ◊  Становится очевидной истинная природа бытия, потому что не остается ничего отдельного, ничего препятствующего нашей тотальности. ◊  Гнев приходит из боли и возвращается к боли. ◊  Терпенье дает всему этому место, открывает простор. ◊  Это вид «царственного» дара. ◊  Очевидный пример того, как много мы вкладываем в сферу мыслимого, принадлежит нашему отношению к чувству осязания. ◊  Для учителя нет ничего необычного в том, чтобы предложить человеку с большим запасом гнева укрепиться в практике метта , или любящей доброты, сделав ее объектом медитации. ◊  Осознавание просто наблюдает. ◊  Сострадание приходит от чувства чужого страдания и преодоления его в самом себе, от предоставления им свободного пространства для роста или даже для смерти, как они сочтут возможным, как они кармически способны. ◊  Хорошим примером будет то чувство, которое мы отмечаем, когда разговор переходит от дружеской беседы к злословию или осуждению других: слегка напрягается желудок, грудная клетка чуть сдавливается; чувствуется что-то неладное; иногда очевидна какая-то расстроенность. ◊  Если энергия слишком велика, и мы продолжаем раскручивать помыслы, ум может прийти в состояние возбуждения. ◊  Мы можем исследовать для себя эти состояния ума, мы можем увидеть, как они создают из этого мира множество чудес. ◊  Проходят еще несколько вагонов с помыслами, и мы ясно распознаем, что это помыслы. ◊ 


Другοе



>> И это, пожалуй, самое глубокое использование данного уровня, доступное нам.





Восхождение духа - Chutochku.ru