Интереснοе

>> Просто знать, в какой позе мы находимся, отмечать, когда мы переносим свой вес, чтобы встать, знать, когда мы стоим или сидим, знать, где находятся наши руки, осознавать положение головы, осознавать состояние глаз – открыты они или закрыты, – все это обладает весьма мощным качеством пробуждения, которое приводит наше переживание прямо к реальности настоящего момента.












Их можно видеть, когда они, подобно пузырям, пересекают поле сознавания. ◊  Пусть все это свободно войдет в обширное пространство жизненной силы. ◊  Хотя доля сомнения может стать полезным мотивом для более глубокого исследования того, что мы, будучи обусловлены, считаем истинным, но сомнение иногда может набрать такую силу, что закроет ум. ◊  Мы становимся похожи на того петуха, который думает, что его кукареканье заставляет солнце всходить каждое утро. ◊  Ад становится только еще одной мимолетной идеей, обладающей не большей реальностью или субстанциальностью, чем та, которую мы ей приписывали.Есть разные способы искусного подхода к боли, которые позволяют появиться прозрению в то, каким образом ум и тело взаимно проникают друг в друга. ◊  Процесс удовлетворения желания проявляется не в обладании желаемым объектом, а в прекращении болезненности желания. ◊  Мы берем то, что имеем, и делимся имеющимся, так как считаем это уместным. ◊  При необходимости можно даже просто сидеть на стуле, выпрямив спину, сложив руки внизу живота и оперев обе ноги на пол. ◊  Они приходят и уходят, как им заблагорассудится. ◊  Нам нет нужды быть кем-то другим. ◊  Просто пребудьте – в любви, в свете. ◊  Не станем мы также говорить: «О, эта боль – всего лишь следствие кармического процесса», – потому что такие слова не будут, состраданием: мы просто разговариваем по душам, не работая над собой; мы не поддерживаем такое состояние ума, которое сохраняет разделение. ◊  Если мы находимся где-то в другом месте, ищем что-то за пределами данного момента, мы находимся в тюрьме. ◊  Каждое мгновенье этой практики есть также и ее цель: внимательность, простая чуткость к тому, что есть. ◊  Приязнь и неприязнь представляют собой результаты предыдущей приязни или неприязни; результат, плод прошлых предпочтений, который еще раз поведет к тому же. ◊  Это – свобода рук, скорее готовность принять, нежели стремление стать первым в своем квартале и загнать в угол вселенскую мудрость. ◊  Когда я преподавал в тюрьме Соледад, мне задавали много вопросов о том, что такое карма. ◊  И нам более нет необходимости определять, кто мы такие, поскольку то, чем мы становимся каждое мгновенье, гораздо больше того, что мы когда-либо воображали. ◊  Не напрягаясь или отталкивая. ◊  Христос сказал: «Не судите, да не судимы будете». ◊  Только «бытность». ◊  Затем есть вид дара, который называют «царственным». ◊  Это цель и метод разом; этим и красива такая медитация. ◊  Почувствуйте возникающие ощущения то здесь, то там в этой форме. ◊  Даже такие слова, как «вечное» или «бесконечное», обозначают время и пространство. ◊  Обычно наш опыт нам либо нравится, либо не нравится. ◊  Когда в теле раскрыто осознавание, мы уже не имеем склонности так терять голову; нас не так сильно смущает поток психических условий и состояний ума. ◊  Самокритичность и самоотрицание, столь обескураживающие вначале, подобны отвердевшему верхнему слою целины, который трудно пропахать; но когда он достаточно увлажнен, вспахан и смешан с небольшой добавкой удобрения, он становится почвой, которая дает высокий урожай. ◊  Привязанность означает, что мы отождествляем себя с этими содержаниями или ощущениями. ◊  Американские индейцы устраивали довольно небольшое, круглое приспособление, применяемое в качестве потогонной комнаты. ◊  О том, как гнев отпадает, как развязываются узлы, как они растворяются в этой открытости тепла и терпенья. ◊  Когда видишь, насколько глубока нужда, присущая уму, видишь и глубину неудовлетворенности, потому что нужду удовлетворить невозможно: едва покончишь с одним желанием, так будет другое. ◊  Теперь с этим чувством открытости направьте к себе эту любящую доброту; повторяйте в глубине сердца, как вам будет удобно, пользуясь такими словами, какие найдете подходящими: «Да буду я счастлив; да буду я свободен от страдания; да буду я свободен от напряжения, страха, тревоги; да исцелюсь я; да пребуду я в мире!» ◊  Планирующий ум старается обеспечить удовлетворение потребностей; вообще большая часть помыслов основана на удовлетворении желаний. ◊  Он узнан до того, как выразился в словах или в поступках, до того, как вышел из-под контроля. ◊  Не приносить свои проблемы в эту комнату стало процессом дальнейшего очищения. ◊  Когда налицо одно лишь чистое внимание, тогда существует только наблюдение, тогда нет нужды. ◊  Для нас существует особый способ пребывания с людьми, который облегчает нам и им возможность быть самими собой. ◊  Умирайте легко, погружайтесь в свет. ◊  Открытое и бесконечное. ◊  Наблюдать мирные состояния ума гораздо приятнее, чем свою алчность или эгоизм. ◊  Если мы хотим докопаться до воды, мы копаем землю прямо вниз на одном месте. ◊  Поэтому мы сидим и наблюдаем свое беспокойство. ◊  Мы отделены от своего естественного света облаками мысли, желаний и страхов, тучами обусловленного ума, ураганом «я есмь».Часто в разговорах о медитации мы слышим также о мудрости, или о знании. ◊  Нам не приходится сражаться с «я», сокрушать его. ◊  Ничто не встречает препятствий, ничто не прибавляется; целая Вселенная предстает, как хочет, и нам дарована благодать ее восприятия. ◊  Мы прерываем внутренний диалог, постоянное комментирование ума, мы прорываемся сквозь то место, где происходит думание, и переживаем процесс непосредственно. ◊  Но временами, когда сосредоточенность и осознавание находятся в глубоком равновесии, можно пережить совершенство этого кармического процесса; бывает возможно ясно увидеть, что вещи не могут вести себя по-иному, хотя зачастую могут казаться нам бессмысленными. ◊  Почувствуйте его плотность; почувствуйте силу тяжести, когда ягодицы покоятся на подушке, а колени касаются пола. ◊  Четвертая реальность не обусловлена ничем из того, что происходило раньше. ◊  Когда мы раскроемся для всего того, что происходит в данный момент, тогда будет присутствовать и наше чувство целостности, завершенности. ◊  У нас не могут существовать одновременно активное осознавание и вожделение. ◊  Мы культивируем некоторое душевное качество. ◊  Возможно, будет полезно дать дальнейшее определение выражению «освобождение». ◊  Не к «помыслам о шее», а к возникающему там чувству. ◊  При этом передаются не слова, а намерения; здесь сообщаются состояния ума, заботливое отношение. ◊  Весьма редко мы обладаем мудростью не знать, оставить ум открытым для более глубокого понимания. ◊  Пусть все придет; пусть все уйдет. ◊  Почувствуйте возникающие ощущения то здесь, то там в этой форме. ◊  Путаница возникает потому, что мы боремся со своим незнанием, которое переживает каждый момент заново, без предвзятых мнений или переживаний. ◊  Достаточно упоминания, что именно это чувство никчемности поддерживает «я». ◊  Когда некоторые буддийские учителя говорят о «недеянии», они не рекомендуют нам улечься в гамаке на необитаемом острове. ◊  Обычно мы ищем удовольствия и избегаем боли. ◊  Чем более мы принимаем свой гнев, свою одинокость, системы своих желаний, тем более мы способны слушать других, тем более способны слушать самих себя. ◊  Воображаемая личность, пытаясь обладать просветлением, не понимает, что она совершает самоубийство, потому что это будет отпадением того отдельного «я», которое делает возможными переживания нашей универсальной природы. ◊  Оно никого не вовлекает насильно в мою карму. ◊  Тогда может возникнуть все, что угодно. ◊  Но когда осознавание проникает в точку возникновения чувства притяжения или отталкивания по отношению к феноменам, кармическое затягивание в новое действие ослабевает как раз там, где желание обусловливает волевой акт, придающий активности энергию. ◊  Проявление таких чувств весьма обычно. ◊  У нас была достаточная сосредоточенность, чтобы удерживать глаза на странице и продолжать процесс чтения, но не было осознавания происходившего. ◊  Но из этой приязни или неприязни проистекает страстное желание, которое выковывает вожделение, обусловливающее следующее звено в кармической связи. ◊  Почувствуйте шею; трахею; почувствуйте дыхание, проходящее через трахею и создающее ощущение. ◊  Мы просто следим без разбора за всем, что происходит. ◊  Мы полностью отделены от таких предметов удовлетворения, мы питаемся ими, пользуемся ими. ◊  А когда я спросил его, почему, он ответил, что у него-де очень много дел – работа, курсы французского языка, писанье писем, групповая терапия, любимые телевизионные программы, а потому времени нет. ◊  Воображаемое «я» начинает умирать, когда мы более не придаем ему силы, не питаем его жаждой переживаний, словно они его собственные; оно начинает умирать, когда мы видим эти переживания просто как переживания в обширном уме. ◊  Неосознанные склонности возникают, чтобы сформировать одно состояние ума; затем они исчезают при изменении условий – и снова возникают в новом уме. ◊  Просто позвольте себе сидеть в свете этой любви, этой заботы о себе и друг о друге. ◊  Мы редко узнаем состояние своего ума, так как большую часть времени мы слишком с ним отождествлены. ◊  И это, пожалуй, самое глубокое использование данного уровня, доступное нам. ◊  Мы не хотим нетерпеливо избавиться от этой постоянной нужды. ◊  А затем даже и наблюдатель, который стоит на переезде, оказывается всего лишь содержимым одного из этих товарных вагонов, просто еще одним объектом ума. ◊  Осознавание дыхания – это передний план. ◊  Да исцелятся все существа в участии друг к другу. ◊  Нам следует слышать, каков он для каждого из нас. ◊  Мы не делаемся кем-то таким, кто побуждает их действовать по-иному. ◊  Каждое мгновенье – целиком и полностью новое. ◊  Мы не подавляем его, мы его не устраняем. ◊  Каждая вещь была в точности такой, какова она есть. ◊  Я понимаю, что это значит». ◊  Чувство никчемности не делает нас никчемными. ◊  Чувствуемые гнев, предрассудки, отвращение отталкивают прочь целый мир. ◊  Это приобретенное суждение о всякой вещи, которая приходит на ум, производит выбор и отбор среди многочисленных помыслов и образов, и строит себе дом, который постоянно растворяется в естественном токе ума. ◊  Мы ловко прилепляемся к каждому из этих умов, принимая их за «я» и «мое», хотя они иной раз радикально отличны один от другого и по характеру, и по намерениям. ◊  Спину целиком, позвоночник и лопатки. ◊  Как мы осуществляем это? Так вот, мы производим внимательные действия, мы стараемся пребывать в осознавании того, что делаем. ◊  Мягко, терпеливо и с большой любовью мы признаем то, чем в действительности являемся. ◊  Интересно отметить, что даже в удовлетворении желания само чувство удовлетворенности имеет место только в процессе движения от необладания к обладанию. ◊  Чем больше мы будем пускать в ход на других деятельность своего критического ума, тем более усиленно критический ум будет поощряться к высокой оценке каждого из наших действий. ◊  Другой участок, где дыхание вполне заметно, – это та область, где поднимается и опадает живот. ◊  Мы часто переживаем состояния ума, которые отвлекают нас от сдачи, которые резко погружают нас опять в сон, вызывая автоматическую реакцию отвращения. ◊  Мы отмечаем, что это «нечто» замещает наш образ того, какими должны быть вещи. ◊  На одном уровне, конечно, все, что действительно происходит, – это движение звука в воздухе, который давит на наши барабанные перепонки; благодаря памяти и механизмам восприятия ум узнаёт то, что говорится. ◊  Имя все еще оформлено; а состояние нирваны не имеет формы, и его нельзя ухватить в языке. ◊  Для мира, полного изменений, у нас имеются застывшие, неизменные понятия – ярлыки; и это, конечно, порождает разрыв между понятием и реальностью, результатом чего будет напряжение. ◊  Если мы открыто узнаём и признаём отвращение, когда оно есть, мы перестаем подпитывать пламя, и потом оно может остаться только в виде уменьшающегося результата былых помыслов. ◊  Поскольку мы обычно мыслим в двух измерениях, мы думаем, что нам достаточно просто прыгнуть в центр, и это будет внезапным пробуждением. ◊  Но на более глубоком уровне внутри ума есть движение, которое можно почувствовать, когда мы более не полагаемся на слова, когда просто переживаем. ◊  Поэтому мы сидим и говорим: «Вот мое беспокойство», – и видим в нем своего демона. ◊  Нет ничего такого, от чего нужно прятаться; мы можем сказать: «Ух ты! И внутри меня находится этот хлам?» Но это есть «я» до тех пор, покуда мы это прячем. ◊  Мы выбираем точку соприкосновения и устанавливаем на этом месте осознание, ведем отсюда наблюдение. ◊  И только такое голое внимание, такое отсутствие нужды, способное быть на месте в нужный момент, обладает силой освободить нас, освободить нашу подневольную реакцию на нужду. ◊  Чем больше мы будем пускать в ход на других деятельность своего критического ума, тем более усиленно критический ум будет поощряться к высокой оценке каждого из наших действий. ◊  Хотя мы, возможно, долгое время находимся в теснейшей связи с препятствиями и думаем о них в значительной мере как о себе – «мой гнев», «моя алчность», – они остаются всего лишь качествами ума, как и любое иное качество. ◊  Нигде никакой задержки. ◊  Выбирая того, кем нам хотелось бы быть, мы отбираем из огромного склада то один образ, то другой, и отвергаем остальные на основании каких-то рассудочных доводов. ◊  Мы занимаемся практикой не потому, что нам нравится тот или иной учитель, не потому, что наставления поданы притягательно, не потому, что нам нравятся люди, их практикующие, не потому даже, что мы восхищаемся кем-то, кто как будто работает по этому методу. ◊  Мы переживаем другого человека, как самих себя; мы говорим с ним, как если бы говорили с самими собою. ◊  И поскольку все они поощряют дальнейшую отделенность, это обстоятельство заставляет нас чувствовать себя еще более нелюбимыми и недостойными любви, еще более затрудняет контакты с самими собой и с другими. ◊  Полные ощущения. ◊  Каждый из них ясно отмечен внутри сосредоточенного осознавания дыхания. ◊  Когда я впервые услышал буддийские представления о страдании, я был решительно несогласен и отверг их. ◊  Это – свобода рук, скорее готовность принять, нежели стремление стать первым в своем квартале и загнать в угол вселенскую мудрость. ◊  Именно так следует практиковать медитацию. ◊  Любопытно, что среди всех этих перемен мы обычно переживаем не столько то, что происходит, а то, что думаем о происходящем. ◊  Нужно пребывать в безопасности; нужно быть счастливым. ◊  Переживайте дыхание. ◊  Практика очень сильно напоминает танец на туго натянутом канате: это равновесие энергий, осознавание, сосредоточенность, приведение в равновесие того, что соответствует данному моменту. ◊  Если нам важно открыть специфическую мотивацию, чтобы выяснить какой-то упорно повторяющийся стереотип, ставший причиной нашего горя, тогда мы можем применить созерцательное исследование. ◊  Наше недоверие к себе подкреплено чувством, что мы – единственные люди, которым случилось солгать или украсть, что в нас скрыты какие-то глубокие недостатки. ◊  Да почувствует каждый эту безграничность, эту открытость сердца». ◊  Не держитесь за эти слова. ◊  Например, мне пришло в голову, что крест – это очень ясный символ тягот жизни. ◊  Только свет, парящий в обширном пространстве. ◊  Это тело света. ◊  Я учился не заставлять кого-нибудь другого умирать за меня моей смертью. ◊  Один из аспектов силы мудрости – это ее способность прорваться сквозь то, что мы прежде считали реальным. ◊  Да будете вы счастливы и свободны от страдания. ◊  Истинное терпенье сохраняется в виде свободной от вожделения открытости по отношению ко всему, что приходит в следующий момент. ◊  Не держитесь ни за что. ◊  Просто пусть осознавание проникнет до уровня ощущений, которые возникают сами собой и сами по себе. ◊  Если мы живем в своем теле, осознавая то, что происходит в поле ощущений, тогда мы соприкасаемся с первичной реальностью существования, какой она получена в настоящем. ◊  Когда мы добираемся до этого узла страха и гнева, мы отчасти удивлены; но до тех пор, пока мы не примем его с подлинной любящей добротой к самим себе, пока мы не примем его с полным сочувствием к степени своей человечности, мы не сможем распустить его. ◊  Есть две главные зоны, где ощущение дыхания всего заметнее. ◊  Мы сознательно отдаемся чувству никчемности; когда оно возникает, мы не развлекаем его кредитной карточкой «я». ◊  Мы занимаемся практикой не потому, что нам нравится тот или иной учитель, не потому, что наставления поданы притягательно, не потому, что нам нравятся люди, их практикующие, не потому даже, что мы восхищаемся кем-то, кто как будто работает по этому методу. ◊  Они не видят ума, жаждущего удовлетворения, не видят подавленного ума, или одинокого, или даже беспокойного, обуреваемого желаниями, который заглядывает в холодильник или переключает телевизионные каналы и ищет себе развлечения. ◊  Вступление внимательности в этот процесс будет обнаружением ежемгновенного начала вещей, длящегося творения Вселенной. ◊  Когда все это отпадает, налицо тошнота, головокружение; ибо это означает смерть всего, что мы узнали о себе; все мысли и проекции, которые так восхищали нас в прошлом или создавали кого-то для будущего, – все они видны, как просто более естественные явления потока жизни, возникающие и исчезающие в необъятном просторе. ◊  Но сердиться – вполне хорошо; так же хорошо и не сердиться. ◊  Но лучше не забираться в дебри мышления по кругу: «Зачем я это сделал?», – потому что таким образом мы не будем присутствовать в процессе данного момента, в котором раскрывается карма. ◊  Медитация – это видеть все то, что мы такое. ◊  Нет никакой возможности описать плод, так как неважно какими бы словами мы ни пытались описывать его, мы все еще описываем цветок. ◊  Мы освобождаемся от своего чувства никчемности не потому, что кладем его под топор, не потому, что стараемся контролировать или подавлять его; мы освобождаемся от него, предоставляя ему достаточное место для того, чтобы оно увидело, что оно делает. ◊  Поезд все еще там; кажется, там же находится и безмолвный свидетель на переезде. ◊  Создайте для себя место. ◊  Просто поток в обширном пространстве. ◊  Когда благодаря возрастанию сосредоточения и направленного осознавания восприятие утоньшается, мы открываем для себя одну из четырех «основных реальностей», которые очертил Будда. ◊  На всю страну, на весь континент. ◊  Да будем все мы свободны. ◊  Баба Хари Дас говорит, что даже святой в возрасте девяносто одного года не свободен от препятствий. ◊  Мы просто следим без разбора за всем, что происходит. ◊  Пусть все придет; пусть все уйдет. ◊  И это, пожалуй, самое глубокое использование данного уровня, доступное нам. ◊  Тот, который спрашивает: «Кто же наблюдает?» – это еще одна мгновенная вспышка мысли, замеченной нами; нет «никого», кто наблюдает; налицо только осознавание. ◊  Нет необходимости ограничивать каким бы то ни было определением то, чем мы действительно являемся. ◊  Ничего страшного! Чем глубже осознавание, тем глубже и очищение. ◊  Когда же мы направляем внимание на поезд, мы замечаем, что в одном вагоне сервирован ужин; но мы только что поели, и ужин нас не привлекает. ◊  И мы устремляемся за чем-то прочным, мы опять хватаемся за сомнение или страх; мы создаем демона, чтобы он убеждал нас в нашей реальности. ◊  Но мы не в состоянии контролировать себя умом и все же оставаться целостными. ◊  Слово «ум» употребляется во многих различных случаях. ◊  По мере того, как я работал с этим судящим качеством, я стал видеть, как осознавание и растущее чувство космического юмора пробиваются сквозь это довольно липкое состояние ума и чем дальше, тем больше ослабляют его власть. ◊  Чистое ощущение, чистая форма. ◊  «Я» воссоздается с каждым новым мигом, исходя из того, нравится нам или не нравится то, что происходит в уме. ◊  Глубокое виденье этого уровня бытия распознаёт плод прошлой кармы, каков он есть, без всякой потребности брать его вновь, без потребности подневольно действовать на него и содействовать его воспроизводству. ◊  Освободитесь; освободитесь полностью. ◊  Вследствие этой изменчивости состояний ума некоторые люди пытаются контролировать ум. ◊  Большая часть нашего переживания удовольствия являет собой преодоление неудобства желания. ◊  Только свет, парящий в обширном пространстве. ◊  Это может быть даже страстное желание некоторых таких тонких состояний ума или вершинных переживаний; это может быть желанием лестных образов себя, скажем: «Я хорошо медитирую». ◊  Нет жизни. ◊  Я относился весьма критически к их способу общения, к тому, кем они, по моему мнению, считали себя. ◊  Вступите в смерть. ◊  Мы позволяем себе просто наблюдать выносящий суждения ум и видим, как оценивающее суждение, говоря словами третьего патриарха дзен, «помещает небо и ад бесконечно далеко друг от друга». ◊  Когда мы сидим и чувствуем неудобство, когда из стороны в сторону по лбу ползает муха, и мы взбудоражены, а ум не в состоянии прийти в равновесие, хотя наша практика углубляется, – в этот момент нам кажется, будто мы не медитировали никогда в жизни. ◊  Мы обнаруживаем, что чем раньше осознаём происходящее, тем больше наш выбор, какой путь избрать. ◊  Если мы чувствуем неудобство, мы просто отмечаем его: «неудобство», – не напрягаясь, не становясь жесткими. ◊  Отдайтесь дыханию. ◊  Будда уподобляет гнев, наиболее обычную форму отвращения, протягиванию голой руки в костер, чтобы взять там уголек и бросить его в кого-то другого. ◊  Алчность зачастую бывает желанием приятных состояний, желанием «больше, раньше, быстрее». ◊  Существует боль сама по себе – и боль, окружающая эту боль. ◊  Когда вы способны принять неудобство, такая способность позволяет вам установить равновесие ума. ◊  Если бы мы стояли слишком близко, мы не смогли бы установить предмет в фокусе; а если чересчур далеко, мы оказались бы невосприимчивы к мелким деталям. ◊  Скажите себе: «Я прощаю тебя». ◊  Ведь даже для того, чтобы прочесть книгу, или чтобы справляться со своей многосложной жизнью, – уже требуются осознание и сосредоточенность. ◊  Если налицо беспокойство, ему нет необходимости быть нашим врагом. ◊  А на самом деле то, что соединяет одно мгновенье ума со следующим мгновеньем ума, не отличается от того, что связывает время одной жизни со временем следующей. ◊  Мы чувствуем, что этот процесс совершается на фоне неразличенной открытости, что ум ежемгновенно возникает и исчезает в безграничном пространстве. ◊  Пусть ваша любовь распространится на каждого человека в доме, где вы живете, где сидите в медитации. ◊  Не пытайтесь что-то получить от дыхания. ◊  Но когда я сижу с кем-то, я могу войти в него, я как будто почти становлюсь им. ◊  Его основное значение – механизм восприятия. ◊  «Да будут счастливы все существа. ◊  И когда мы видим процесс, мы видим и координаты, в которых он происходит. ◊  Теперь размышляйте о его противоположности, о качествах тепла и терпенья, которые раскрывают для нас пространство, где мы можем существовать, можем расцветать. ◊  Нам не следует бояться увидеть что бы то ни было. ◊  Иногда во время уединенной прогулки по лесу я пребывал только в своем ежемгновенном переживании бытия. ◊  Всегда у нас есть еще тонкая подпитка из ума-мудрости, которую мы называем интуицией. ◊  К несчастью, многие из нас настолько оглушены своим телом, что с трудом когда-либо переживают этот уровень осознавания, если не почувствуют эмоцию грубейшего типа, подобную страху или гневу. ◊  При сидении на плотном мате с подушкой, или «дзафу» под тазом колени удобнее лежат на полу, что дает устойчивую основу для сиденья. ◊  Вначале необходимо много усилий для развития устойчивой сосредоточенности, для того, чтобы приобрести большее осознавание; но есть и усилие другого рода, которое может замедлить наш прогресс, поскольку создает ожидание; а ожидание противоположно терпенью. ◊  Когда сопротивление оставляет ум, вместе с ним уходит и понятие «боли», и мы можем переживать ее просто как чистое ощущение. ◊  Он думает о страхе – и сам становится страхом. ◊  Это приобретенное суждение о всякой вещи, которая приходит на ум, производит выбор и отбор среди многочисленных помыслов и образов, и строит себе дом, который постоянно растворяется в естественном токе ума. ◊  Если энергия слишком велика, и мы продолжаем раскручивать помыслы, ум может прийти в состояние возбуждения. ◊  Слова так же пусты, как и помыслы; и только прямое переживание того, что происходит в данный момент, приводит нас к полному пониманию истины. ◊  Фактически установление контакта возможно как раз на уровне этой одинаковости. ◊  И когда осознавание глубже проникнет в этот поток, мы почувствуем, что естественное состояние нашего бытия, которое кто-то называет «умом мудрости» или «природой Будды», подобно солнцу: оно всегда сияет и всегда присутствует, хотя часто бывает скрыто облаками. ◊  Когда мы видим их в свете понимания, они обладают все меньшей и меньшей силой для того, чтобы втянуть нас в деятельность, отвлечь ум. ◊  Если ты будешь продолжать в том же духе… ну, кто знает? ◊  На самом деле ощущение внутри тела можно использовать точно таким же образом, как и мантру. ◊  Два человека находятся в этой комнате, и они находятся в ней в силу кармы. ◊  Снова рожден. ◊  Эти четыре стихии составляют всю материю и присутствуют в теле в любое время, хотя чаще всего одна из них преобладает над другими. ◊  Китайский иероглиф для слова «хум» по внешности очень сходен с иероглифом для слова «бык»; и вот крестьянин неправильно читает последнее слово. ◊  Кажется, что и энергия движется кругами: орбиты планет, орбиты электронов вокруг ядра атома. ◊  Себя мы при этом считаем временными хранителями всего, что у нас есть, а в собственности нашей нет ничего. ◊  Мы мыслим в понятиях «своего прогресса» и близоруко не видим, как копятся силы осознавания, не видим Вселенную, в которой происходит этот прогресс. ◊  Пребывание на уровне ощущения внутри тела позволяет видеть все гораздо более отчетливо в границах этого поля осознавания. ◊  Свет. ◊  Эта легкость еще раз нежно животворит весомую форму, принимает рождение, чтобы исполнить свою карму, чтобы научиться тому, чему следует научиться, быть с вещами, каковы они есть. ◊  И тогда мы понимаем, что для рождения плода цветок должен умереть. ◊  Налицо просто ясное, точное, мягкое наблюдение за дыханием. ◊  Но такие мотивации не должны быть темой для раздумий. ◊  Отождествление себя с одним качеством или настроением и отказ в существовании другому означает отрицание потока, захваченность болезненными завихрениями ума. ◊   – А что делать теперь, когда энергия вышла из равновесия? – О, это неплохая мысль! – Кстати, а что такое просветление? – О-о – ох, извини, спасибо!» ◊  Без этого обусловленного думающего ума вещи суть всего лишь то, что они есть, без комментариев или оценки; это просто чистая «бытность» без всяких ярлыков, без «я», привязанного к их «познанию». ◊  Конечно, без осознавания того, что происходит, очищению и освобождению возникнуть очень трудно. ◊  Никто из желающих быть просветленными никогда не станет просветленным, так как то, от чего следует просветлиться , это тот самый некто, желающий быть просветленным. ◊  Когда мы сидим и чувствуем неудобство, когда из стороны в сторону по лбу ползает муха, и мы взбудоражены, а ум не в состоянии прийти в равновесие, хотя наша практика углубляется, – в этот момент нам кажется, будто мы не медитировали никогда в жизни. ◊  Подушка поможет коленям опуститься; еще более важно то обстоятельство, что при небольшом поднятии таза спина легче выпрямляется. ◊  На самом деле наблюдение беспокойства может оказаться захватывающе интересной медитацией, потому что беспокойство и скука представляют собой различные аспекты одного и того же возбуждения внутри ума, который вновь и вновь хочет встать и что-нибудь сделать , чтобы осуществить свое желание. ◊  Лучше всего взять одну из них и оставаться на ней. ◊  Существо, которым мы стали, все еще остается отдельным, хотя и более здоровым. ◊  Покой нередко бывает слишком соблазнителен для беспокойного ума. ◊  По мере того, как мы начинаем доверять себе и переживать это постепенное пробуждение, – не измеряя и не взвешивая его, не пытаясь пробовать его на вкус, но просто видя его таким, каково оно есть без какого-либо подсчета, – оно терпеливо придает нашим ногам устойчивость на пути. ◊  Для меня самого написание книги есть часть практики, и мне надо удостовериться в том, что я сам остаюсь честным. ◊  Мы становимся похожи на того петуха, который думает, что его кукареканье заставляет солнце всходить каждое утро. ◊  Это тело легче, чем тяжесть, чем весомость сосуда. ◊  Это лишь выборочное самоотождествление, привязанность к некоторому образу самих себя, какой-то способ желаемого виденья себя. ◊  И все они – всего лишь переживания. ◊  Обычно мы ищем удовольствия и избегаем боли. ◊  Почувствуйте легкое тело в весомом, как в колыбели; они связаны с каждым дыханием и поддержаны им. ◊  Прочувствуйте это тонкое равновесие от мгновенья к мгновенью, как ощущение, как само осознавание. ◊  Это вид «царственного» дара. ◊  Мы можем почувствовать, как питаются клетки, как они умирают и замещаются. ◊  Мы воображаем, что вот-вот исчезнем в пустоте, и поражаемся: «Что же тогда действительно происходит? Что реально? Я хотел потерять „я“, потерять свою отделенность, хотел открыть свое сердце; а сейчас я боюсь, что здесь нет никого, кто контролирует происходящее. ◊  Это цель и метод разом; этим и красива такая медитация. ◊  Но привязанность к этим состояниям представляет собой тонкую форму недовольства. ◊  Мы легко узнаем отрицательные состояния: они неудобны, мы можем почувствовать их в своем теле. ◊  Осуждающий ум опирается на мое плечо и говорит мне, какой я незрелый тип, как много мне нужно работать над собой. ◊  По мере того, как мы все более и более настраиваемся на свое сердце, на самих себя, мы открываем, что между людьми существует такая безмолвная передача сердца. ◊  Желудок; мочевой пузырь. ◊  Переживание понимания есть мудрость; попытка же удержать это понимание, передать его в словах, есть знание. ◊  Само пространство. ◊  Свет внутри света. ◊  Один из группы сказал, что он может себе позволить сидеть только двадцать минут утром, а вечером – вообще нет. ◊  Будда уподоблял гнев подбиранию горящего уголька голыми руками с намерением бросить его в другого человека; все это время мы сами опалены, обожжены гневом. ◊  Такие термины, как «отрицательное» и «положительное» или «здоровое» и «нездоровое», не имеют в виду ценностного суждения; они скорее указывают на такие состояния ума, которые создают преграды свету понимания, и на такие, которые фокусируют его. ◊  Войдите в это. ◊  Осуждающий ум опирается на мое плечо и говорит мне, какой я незрелый тип, как много мне нужно работать над собой. ◊  И наше восприятие смерти заметно меняется. ◊  Освободитесь от своего знания. ◊  Беспокойство становится медитацией. ◊  Одним из явлений, которые являются для нас преградой для достижения этого просветления, чем бы оно ни было, может стать наш голод по тому, чем мы воображаем просветление. ◊  Аромат кедра – просто обоняние. ◊  Отдача подобного рода поддерживает необъятность ума. ◊  Эта легкость еще раз нежно животворит весомую форму, принимает рождение, чтобы исполнить свою карму, чтобы научиться тому, чему следует научиться, быть с вещами, каковы они есть. ◊  Все тело расслаблено. ◊  На этом уровне мы переживаем побуждение, которое почти можно было бы назвать «ностальгией по Богу», экстатической жаждой прийти домой, вернуться к источнику, быть завершенными. ◊  Размышляйте сперва о тех, кто мог причинить вам боль в прошлом случайно или преднамеренно. ◊  Так как же мы можем работать для достижения просветления без привязанности, без желания? К несчастью, в английском языке мы пользуемся словом «желание» для обозначения двух весьма различных психических установок. ◊  Снова рожден. ◊  За несколько месяцев до того она пережила чудесное понимание того, каковы вещи. ◊  Я вижу, как для некоторых, прекраснейших созданий, которых я знаю, их чувство своей никчемности оказывается самым жгучим пламенем, с которым им приходится работать. ◊  Он всегда старается быть кем-то. ◊  Чем скорее такие состояния будут отмечены, уже когда они начинают оформляться в уме, тем скорее можно будет от них избавиться, тем меньше силы будут они иметь для того, чтобы вызвать самоотождествление. ◊  Это чувство силы тяжести, действующей на наше тело, тяжесть рук или тугоподвижность шеи. ◊  Когда все это отпадает, налицо тошнота, головокружение; ибо это означает смерть всего, что мы узнали о себе; все мысли и проекции, которые так восхищали нас в прошлом или создавали кого-то для будущего, – все они видны, как просто более естественные явления потока жизни, возникающие и исчезающие в необъятном просторе. ◊  Когда мы постепенно пробуждаемся, мы замечаем созревание некоторых качеств ума. ◊  причины и следствия, который равно проявляется и в законах движения Ньютона, где утверждается, что для каждой силы существует равная ей сила, действующая в противоположном направлении. ◊  Когда мы даем нечто из этого источника, а после этого выходим из комнаты, мы даже не знаем, кто мы такие. ◊  Они не уйдут в одночасье. ◊  Ежемгновенное осознавание всего, что возникает, всего, что существует. ◊  Бывают моменты, когда мы свободны от внутренней борьбы; бывают и другие, когда подспудное течение обусловливания настолько усиливается, что мы опять втягиваемся в суждения. ◊  Освободитесь от своего знания. ◊  Скажите себе от всей души: «Люблю тебя». ◊  Пребывание на уровне ощущения внутри тела позволяет видеть все гораздо более отчетливо в границах этого поля осознавания. ◊  Словно обезьяна, прыгающая с одного дерева на другое, он перескакивает с одной мысли на другую. ◊  От мгновенья к мгновенью ум, обусловливание, строит некоторый образ того, чем он считает себя. ◊  Мы можем просто осторожно и пристально наблюдать эту активность в уме и теле. ◊  Это тело легче, чем тяжесть, чем весомость сосуда. ◊  Мы хотим спастись от них, отвлечься, не иметь дела с неприятным, – и этим мы укрепляем власть боли над умом, ее способность опять отвлечь нас в другой раз. ◊  Мы следим за тем, поймал ли он нас, пока вагон не скроется из виду. ◊  Сосредоточенность и осознание мы все до некоторой степени уже развили. ◊  Если в уме существует какая-то нужда, то такой момент ощущается как неполный. ◊  Затем, в другое время, их давление ослабевает, и мы думаем: «Ну, я это преодолел», – а потом, в следующий раз на нас давит снова и вдвойне. ◊  Переживание, одно в каждое мгновенье данного времени. ◊  Все, что приходит на ум, старо. ◊  Скоро он обнаруживает, что его ум наполнен смущением и сомнениями. ◊  Это вид «царственного» дара. ◊  Только «бытность». ◊  Когда мы начинаем медитировать, рекомендуется не прислоняться к стене и не откидываться на спинку стула, потому что тогда возникает склонность воспользоваться стеной или стулом как опорой; а частью медитации является опора на себя на многих уровнях. ◊  Ушли по ту сторону. ◊  Простите их как можно полнее. ◊  Мы стараемся глядеть прямо вперед, в настоящее; но наши привязанности привлекают наше внимание к содержимому проходящих товарных вагонов – мы отождествляем себя с различными помыслами. ◊  Но именно только это страстное желание, это постоянное становление заставляет ум казаться непросветленным. ◊  Мы или видим это в данный момент, или нет. ◊  Практика в самом деле ведет к совершенству: практика зависти или гнева усиливает повторное возникновение зависти или гнева; практика любви способствует повторному появлению любящих мыслей в уме. ◊  Когда вы способны принять неудобство, такая способность позволяет вам установить равновесие ума. ◊  Наше недоверие к себе подкреплено чувством, что мы – единственные люди, которым случилось солгать или украсть, что в нас скрыты какие-то глубокие недостатки. ◊  Согласно традиции, говорится о трех видах даров. ◊  В другое же время нам очень долго кажется, что спокойствия никогда не будет, в уме словно много движения и много самоотождествления, мы как бы затеряны в пламени ума и склонны к тому, чтобы принимать это обстоятельство достаточно серьезно. ◊  Гнев состоит в следующем: мы хотим вот этого, но мы его не получаем; тогда сжавшееся сердце превращается в сжатый кулак. ◊  Я подумал, что отсюда нет выхода; и не понимал, что та сила, благодаря которой я распознал это состояние страдания, сама по себе была выходом. ◊  С каждым впечатлением от органов чувств, с каждым помыслом сосуществует предопределенные кармически тонкое притяжение к данному объекту или отталкивание от него. ◊  Когда говорят: «О, я действительно попадаю по ту сторону; мои занятия медитацией становятся такими прекрасными; это так чудесно, я могу просидеть весь день», – я думаю: «Они не во всей полноте чувствуют себя». ◊  В одном и том же пространстве они несовместимы. ◊  Если мы просто осознаем, что ум выносит суждение, когда он этим занят, если мы признаем это с открытой и ясной внимательностью, критический ум начнет растворяться. ◊  Переживание понимания есть мудрость; попытка же удержать это понимание, передать его в словах, есть знание. ◊  Затем, когда мы попривыкнем к осознаванию содержимого, мы начинаем отмечать сам процесс прохождения поезда. ◊  Думающий ум превращает в думание целый мир. ◊  Каждое дыхание единственно в своем роде: иногда оно бывает глубоким, иногда поверхностным; оно всегда слегка изменяется. ◊  Да возвратимся все мы к своей завершенности!» ◊  Пусть оно охватит весь город, где вы живете; оно широко, пространно, участливо. ◊  Связанность и заблуждения ума яснее всего видны, когда на них смотрят из сердца. ◊  Если отделаться от запойного думания, мы обнаруживаем, что обычно замечали лишь немногое в необычайной активности сознания, и что привязанность к думанию заслонила нам все остальное. ◊  Когда мы освобождаемся от сопротивления, мы проникаем до непосредственного переживания отвлекающего нас явления, и его отвлекающее качество, его неудобство, растворяется в отчетливом виденье этого переживания. ◊  По мере того, как мы все более и более настраиваемся на свое сердце, на самих себя, мы открываем, что между людьми существует такая безмолвная передача сердца. ◊  Очень скоро мне стало ясно, что работа с умирающими оказывается средством работы над собой. ◊  Почувствуйте эту жизненную энергию на макушке. ◊  Переживание первых трех реальностей, которые все обусловлены теми способами, какими мы переживали их в прошлом, открывает путь к переживанию четвертой. ◊  По мере того, как расширяется повседневная практика, осознавание раскрывается и охватывает больший объем нашей активности. ◊  Освободитесь. ◊  Когда осознавание проникает глубже, необходимость в отметках для поддержания острой бдительности по отношению к присутствующему объекту может отпасть. ◊  Помыслы думают себя. ◊  Различие между мудростью и знанием есть. ◊  Точка касания становится все более и более отчетливой и более напряженной вместе со входом и выходом каждого дыхания. ◊  Всегда у нас есть еще тонкая подпитка из ума-мудрости, которую мы называем интуицией. ◊  Лопатки, как они закругляются, образуя крупные гнезда для плечевых костей, покрытые мускулами и кожей, порождающие тепло, плотность, вибрацию в теле. ◊  Да воссядут все существа в свете. Свободными. ◊  Работа с умирающими подобна тому, как если бы мы смотрели в прекрасно отшлифованное, очень точное зеркало, отражающее нашу собственную реальность; потому что мы видим здесь свои страхи, видим, как сильна наша неприязнь к боли, к неприятным телесным и душевным состояниям; эта обусловленность весьма велика – она непременно будет чем-то таким, с чем мы работаем большую часть времени. ◊  Почувствуйте мягкую ткань мозга, содержащуюся внутри этой костной коробки. ◊  Когда же мы культивируем внимательность, которая способна их принять, мы признаем свою целостность и видим все это таким, каково оно есть: здесь просто еще какой-то хлам, какие-то пузыри, проходящие через обширное пространство ума. ◊  И вот это взаимное переплетение физических и психических реальностей составляет наше переживание мира. ◊  Дарение – настолько могущественное качество, что оно ослабляет связанность ума и впускает в темные углы больше света. ◊  Нас снова и снова приводят в движение отвращения и стремления ума, но редко замечаем побуждение, которым начинается движение в теле. ◊  Мощь, сила ума, которую создает сосредоточенность, не оставляет возможности для большой активности препятствующих факторов. ◊  Чаще всего гнев хочет повредить своему объекту, человеку или предмету, на который он направлен. ◊  «Для тебя, – шепчет учитель, – мантра будет такой: ом мани падме бык; ом мани падме бык». ◊  Когда мы начинаем пробуждаться, мы видим, как внутри нас что-то раскрывается, подобно цветку. ◊  Чем скорее такие состояния будут отмечены, уже когда они начинают оформляться в уме, тем скорее можно будет от них избавиться, тем меньше силы будут они иметь для того, чтобы вызвать самоотождествление. ◊  Когда мы сидим и чувствуем неудобство, когда из стороны в сторону по лбу ползает муха, и мы взбудоражены, а ум не в состоянии прийти в равновесие, хотя наша практика углубляется, – в этот момент нам кажется, будто мы не медитировали никогда в жизни. ◊  Когда-то я полагал, что высочайшие переживания представляют собой признак достижения. ◊  Пусть это осознавание утвердится очень бдительно и очень осторожно на каждом вдохе и на каждом выдохе. ◊  Воображаемое «я» начинает умирать, когда мы более не придаем ему силы, не питаем его жаждой переживаний, словно они его собственные; оно начинает умирать, когда мы видим эти переживания просто как переживания в обширном уме. ◊  Если мы воображаем, что мы – это ум, мы можем просто прекратить свои занятия и приказать уму остановиться: «Хорошо ум! Стой!» И ум ответит: «Будет сделано, я остановлюсь! Теперь просто наблюдай за мной. ◊  Тело воздействует на ум таким же образом, как ум воздействует на тело; точно так же как положение нашего тела отражает настроение, так и телесные условия создают душевные. ◊  И часть меня самого страдает и лежит на этой кровати. ◊  Только открытое пространство, в котором весь ум, все тело переживаются в виде ежемгновенных изменений. ◊  Но все, что действительно происходит, – это давление на кончики пальцев; все остальное – это понятийные мыслеформы, проецируемые желанием и обусловленностью. ◊  Но когда мы создаем расслабление вокруг этого болевого ощущения, мы расслабляемся и вокруг ассоциированных с нею мыслей. ◊  Больница – не слишком хорошее место для того, чтобы умереть. ◊  Продолжает существовать этот тонкий «кто-то», переживающий все это и желающий продолжения раскрытия. ◊  Откуда же берется это чувство никчемности? Дело, кажется, обстоит так: нам велят не доверять своему естественному бытию, учат такому недоверию; мы им обусловлены. ◊  Рамакришна пользовался образом свежесорванного ореха. ◊  Именно переживание кажется самым важным; именно в бытии мы находим ценность. ◊  Так как же мы можем работать для достижения просветления без привязанности, без желания? К несчастью, в английском языке мы пользуемся словом «желание» для обозначения двух весьма различных психических установок. ◊  Мы узнаем, что цветок существует всего лишь на более тонком уровне ума, что и его совершенство также оказывается понятием о том, каковы веши; и оно может стать тонким разделением, которое позволяет «кому-то» наблюдать совершенство всего происходящего. ◊  Эти доводы возникают вследствие обусловленности, весьма ценной для наблюдения. ◊  Когда мы ясно видим эти препятствия такими, каковы они есть, они не создают дальнейшей кармы. ◊  Важно ощутить тело; а когда мы на что-то опираемся, увеличивается тяга к засыпанию. ◊  Для работы с этими препятствиями надобно запастись терпением. ◊  Мы видим, что природа сознания работает, отчасти напоминая руку Бога на знаменитой фреске Сикстинской капеллы: она вытянута, чтобы дать жизнь ожидающему ее существу, существу, готовому получить искру. ◊  Мы можем разрешить себе не напрягаться в ответ, не погружаться в него, не вызывать в уме противодействия, не противодействовать также и в теле. ◊  И когда он начинает отпадать, проявляется робость «я». ◊  Поскольку мы находимся в теле, мы обладаем органами чувств; поскольку мы ими обладаем, существует чувственное соприкосновение; вследствие этого соприкосновения существует восприятие; вследствие этого восприятия существует распознавание, которое затем обусловливает возникновение чувства приязни или неприязни и тонкую эмоциональную реакцию на то, что было воспринято. ◊  Когда мы следим за умом при помощи так называемого «осознавания без разбора», то мы берем сосредоточенность, развитую на первичном объекте, и разрешаем уму ежемгновенно переживать все, что возникает; все, что получает преобладание, усматривается с не создающим привязанности осознаванием. ◊  Почувствуйте легкое тело в весомом, как в колыбели; они связаны с каждым дыханием и поддержаны им. ◊  У нее оказалось достаточно доверия к процессу, чтобы начать освобождение от его содержания. ◊  Когда все это отпадает, налицо тошнота, головокружение; ибо это означает смерть всего, что мы узнали о себе; все мысли и проекции, которые так восхищали нас в прошлом или создавали кого-то для будущего, – все они видны, как просто более естественные явления потока жизни, возникающие и исчезающие в необъятном просторе. ◊  Но когда мы пробуждаемся, мы все более и более начинаем отдавать себя. ◊  Подушка поможет коленям опуститься; еще более важно то обстоятельство, что при небольшом поднятии таза спина легче выпрямляется. ◊  Ум, как будто погруженный в гипноз, непрерывно упражнял свою критикующую способность. ◊  Отделенности нет нигде, кроме ума. ◊  Дары могут сами по себе стать целой практикой. ◊  Пребывание на уровне ощущения внутри тела позволяет видеть все гораздо более отчетливо в границах этого поля осознавания. ◊  Благодаря этой настроенности естественно развивается глубокая внутренняя добродетель, внутреннее чувство должного и необходимого для сохранения гармонии в любой данный момент. ◊  «Да буду я счастлив. ◊  И нам более нет необходимости определять, кто мы такие, поскольку то, чем мы становимся каждое мгновенье, гораздо больше того, что мы когда-либо воображали. ◊  Иногда, если я нахожусь в общении с каким-то лицом и чувствую, что у меня не клеится дело, мне нужно просто сказать: «Сегодня у меня дело не клеится»; но в этом высказывании больше правдивости, чем в том, что человек, может быть, переживает за весь день. ◊  Это возникновение и исчезновение всего, что мы знаем о своем жизненном опыте. ◊  Отметки позволяют нам мягко, но настойчиво оставаться со своим переживанием, признавая все, что временно получает преобладание, как только то возникает. ◊  Суждение разбивает первоначальное пространство ума на миллиард осколков. ◊  Есть образ, полезный для понимания процесса пробуждения; это – плод на дереве. ◊  Осознавание идет вперед от мгновенья к мгновенью; оно идет так же, как всегда. ◊  Наблюдая намерение, предшествующее волевой активности, мы начинаем свергать власть желания с ее трона, – а ведь она бессознательно обусловливает наши действия; благодаря этому мы приобретаем чуть больше свободы в своей жизни. ◊  И все они – всего лишь переживания. ◊  дает нам прямое переживание этого. ◊  Мы переживаем прохождение помысла через эту пустоту и хотим узнать, что происходит; но этот интерес отмечается, как всего лишь еще один пузырь, проплывающий в открытом просторе, который мы так долго принимали за твердое, драгоценное «я». ◊  Но все содержание реальности не воспринимается на думающем уровне ума. ◊ 


Другοе



>> Когда мы раскроемся для всего того, что происходит в данный момент, тогда будет присутствовать и наше чувство целостности, завершенности.





Восхождение духа - Chutochku.ru