Интереснοе

>> Мы ищем счастья в раскрытии ума, в раскрытии самого желания.












Никакого противодействия, никакой отдельности. ◊  Не гонитесь за ощущением. ◊  Наше переживание этих состояний ума облачается в нашу обусловленность. ◊  Свободно парите. ◊  Будда уподоблял гнев подбиранию горящего уголька голыми руками с намерением бросить его в другого человека; все это время мы сами опалены, обожжены гневом. ◊  Сдача, смирение – это совершенное соучастие в круге. ◊  Внимательность к дыханию. ◊  Желание быть просветленным подобно «я», которое хочет присутствовать на собственных похоронах. ◊  Методы могут быть средствами преодоления обусловленности – или же они могут стать просто дополнительным бременем. ◊  Мы сознательно отдаемся чувству никчемности; когда оно возникает, мы не развлекаем его кредитной карточкой «я». ◊  Я обнаружил, что больница является, пожалуй, наиболее трудным окружением для того, чтобы подлинно хорошо умереть. ◊  И мы наблюдаем эти нужды, не оценивая себя за это. ◊  Мы перестали выказывать страх или одиночество, но этим одиночества не прогонишь. ◊  Переживание оказалось для нее целительным. ◊  Только пространство. ◊  То, что Христос был распят на месте пересечения внутреннего мира возносящегося духа и внешнего мира окружающих нас нужд, нельзя считать простым совпадением. ◊  Ум помышляет сам собою. ◊  Когда мы начинаем пробуждаться, мы видим, как внутри нас что-то раскрывается, подобно цветку. ◊  Мы не подавляем его, мы его не устраняем. ◊  Отметка «помыслы, помыслы» может быть достаточной для того, чтобы подтвердить наличие думания, если возобладало именно оно, хотя иногда для раскрытия тонкостей думающего ума бывают полезны более точные указания, например, «планирование, планирование», когда появляется планирование, или «страх, страх», когда возникает ум-страх. ◊  Она удерживает нас от того рода открытости, которая приходит благодаря доверию к своей природной мудрости. ◊  Часто мы имеем возможность выбора – действовать или не действовать, если видим намерение, хотя иногда давление кармы оказывается столь значительным, что мы отмечаем его и все же снова теряемся в повторном действии. ◊  Но такие мотивации не должны быть темой для раздумий. ◊  Нас снова и снова приводят в движение отвращения и стремления ума, но редко замечаем побуждение, которым начинается движение в теле. ◊  Когда мы пытаемся ударить умом об ум, он в еще большей степени создает то же самое. ◊  Действительно, возвращение к дыханию помогает нам открыть силу освобождения и углубляет нашу способность оставить обусловленное вожделение ума. ◊  Становится очевидным, что даже во время нашего спокойнейшего отдыха ум продолжает работать, и его работа воздействует на тело. ◊  В том, чем обладает Будда, или Христос, или Мухаммед, нет ничего такого, что отсутствовало бы в нашем существе; это тот же самый родник, та же первоначальная природа, та же общая сущность. ◊  Когда мы вглядываемся в боль, первая очевидность – это сопротивление ей. ◊  Если же мы чувствуем к нему отвращения, мы стараемся оттолкнуть его подальше. ◊  Мягко вступите в свет. ◊  Почувствуйте кишечник внутри брюшной полости. ◊  Пусть дыхание приходит и уходит само. ◊  Каждое дыхание, входящее в весомое тело, поддерживает это легкое тело, сохраняет равновесие, позволяющее оставаться этому телу осознавания. ◊  Когда мы разговариваем, читаем или едим, мы непрерывно меняем положение тела, не замечая, что реагируем на некоторое неудобство, что нас привел в движение ум; мы не осознаем намерения избавиться от некоторой тугоподвижности в шее или боли в ногах. ◊  Но в чем же действительно заключается действие мудрости, или знания? Для чего оно нужно? ◊  Один дзэнский наставник говорит: «Если вы думаете так, то так; если вы думаете не так, то не так». ◊  Вряд ли стоит называть его «грехом», лучше бы усмотреть в нем просто помеху для понимания, отвлекающую внимание, создающую отождествления, уводящую нас от уравновешенного осознавания потока. ◊  Когда мы видим ум таким, каков он есть, это дает нам большую власть над его состоянием в данный момент. ◊  Сомнение отталкивает поток, отталкивает мудрость и непривязанность, рассеивающие ад. ◊  Это имеет большой смысл, потому что все точки круга равны. ◊  Выбирая того, кем нам хотелось бы быть, мы отбираем из огромного склада то один образ, то другой, и отвергаем остальные на основании каких-то рассудочных доводов. ◊  Почувствуйте толщину этого тела – сосуда. ◊  Затем есть вид дара, который называют «царственным». ◊  Пожалуй, можно описать его единственное качество: это «таковость», открытость, где возникает всякая форма. ◊  Прочувствуйте это тонкое равновесие от мгновенья к мгновенью, как ощущение, как само осознавание. ◊  По мере того, как ослабевают отрицательные состояния, положительные состояния возникают сами по себе. ◊  Когда мы пытаемся пробудиться, приняв на себя ответственность за тело в своем сидении, придет и энергия; она будет здесь. ◊  Развитие ума, который ни к чему не привязан, открывает путь к мудрости. ◊  Когда мы видим их в свете понимания, они обладают все меньшей и меньшей силой для того, чтобы втянуть нас в деятельность, отвлечь ум. ◊  Нам не будет нужно что-то делать для этого. ◊  Возникают чувства. ◊  Он всегда старается быть кем-то. ◊  Ежемгновенное осознавание всего, что возникает, всего, что существует. ◊  Только осознавание и ощущение. ◊  Когда в теле раскрыто осознавание, мы уже не имеем склонности так терять голову; нас не так сильно смущает поток психических условий и состояний ума. ◊  Спокойное, открытое осознавание, просто наблюдающее процесс возникновения и исчезновения. ◊  Мы обнаруживаем, что чем раньше осознаём происходящее, тем больше наш выбор, какой путь избрать. ◊  Как бы просто ни было это утверждение, за ним много мудрости. ◊  Отметки удерживают внимание вблизи объекта осознания. ◊  Все они ведут нас от поступка к поступку, создавая новую карму, новые причины грядущих результатов. ◊  Таким образом, это воображаемое «я» постоянно вовлечено в подневольную активность ради самопеределки. ◊  Мы обращаемся к этому тонко настроенному механизму диагностики, чтобы увидеть то, что вызвано к жизни, как лучше всего сохранить равновесие. ◊  Мы называем такие обстоятельства хорошей или плохой медитацией и, пожалуй, в то же время не признаем достоинств за «плохой», не признаем того очищения, которое продолжается, когда оказывается раскрыто блуждание ума, его возбуждение или беспокойство. ◊  Я не должен позволять себе этого!» – что опять-таки будет проявлением того убеждения, что нам нужно контролировать себя, что мы не в состоянии доверять себе. ◊  Простор, разрешающий всему быть таким, каково оно есть, который разрешает напряжениям распутаться, освобождает нас от болезненности сопротивления. ◊  Если нам важно открыть специфическую мотивацию, чтобы выяснить какой-то упорно повторяющийся стереотип, ставший причиной нашего горя, тогда мы можем применить созерцательное исследование. ◊  Если мы ощущаем боль в колене, мы даем возможность расслабиться всей области вокруг колена. ◊  Если я вхожу в комнату и говорю: «О, вам нечего бояться; все мы проходим через смерть и затем вновь рождаемся», – это не принесет большой пользы; такой подход окажется способом не иметь дела с силою данного момента – со страданием в этой комнате, со страданием человека, который лежит на кровати, а также со страданием того человека, который сидит у этой кровати. ◊  Затем направьте эту любовь на кого-то, чей образ существует у вас в уме, к кому вы чувствуете большую любовь – к учителю, другу, к кому-то, кто вам очень нравится, – нарисуйте этот образ в уме и размышляйте: «Да будете вы счастливы, да будете вы свободны от страдания!» ◊  Дыхание лишь происходит само собой. ◊  Другой мой приятель медленно ходил задом наперед, пользуясь этим приемом как средством достижения такой же бдительности ради выживания, чтобы преодолеть томление, возникавшее во время длительной практики уединенной медитации. ◊  Если мы отождествляем все эти мысли с «собой», тогда мы утверждаем, что ум – это мы; и в этом случае мы упускаем из виду большую часть того, что мы действительно есть. ◊  Именно этот хлам делает нас невосприимчивыми к собственной красоте и старается убедить нас в том, что мы действительно недостойны, неспособны пережить просветление, что мы – расколотые существа, которым суждено вечно оставаться на своем пути. ◊  Не было никакого желания, чтобы вещи существовали как-то по-иному. ◊  В сердце есть место всему. ◊  Я увидел, что хорошая медицинская сестра на дежурстве становится благословением для своих пациентов; и я установил значительные различия в этой области. ◊  Помыслы думают себя. ◊  Объект, избранный для культивирования этого качества ума, называется первичным. ◊  Если ты будешь продолжать в том же духе… ну, кто знает? ◊  Да и вообще мудрость очень проста, ибо она применима всюду. ◊  Касание дыхания можно легко почувствовать в ноздрях. ◊  Другой мой приятель медленно ходил задом наперед, пользуясь этим приемом как средством достижения такой же бдительности ради выживания, чтобы преодолеть томление, возникавшее во время длительной практики уединенной медитации. ◊  Критический ум надзирает за процессами всех наших помыслов и поступков и постоянно, въедливо болтает. ◊  А мудрость – это тишина, внутренний свет, в котором нам видно, что представляют собой мнения сами по себе, – не просто то, чем это мнение противоположно тому, но в чем заключается само обладание мнениями. ◊  Оно расширяет нам пространство для ответа. ◊  Когда мы способны отдаться моменту без какой бы то ни было привязанности, так чтобы все, что возникает, было увидено мягким, несудящим умом, мы переживаем свою полноту. ◊  Только с ясным осознаванием того, что преобладает в уме или в теле при своем возникновении. ◊  В такие моменты, когда я более не был «подателем» или даже дающим, но просто находился там в качестве двух аспектов самого себя – одного умирающего и одного наблюдающего, – я воссоединялся со своей полнотой, и вся усталость исчезала. ◊  Можем ли мы вспомнить какую-нибудь боль в своей жизни, которая не была бы вызвана переменой? Но когда мы глубоко переживаем эту текучесть, мы не отшатываемся от нее, не опасаемся того, что может произойти, а напротив, начинаем раскрываться к тому, каковы вещи. ◊  И все они – всего лишь переживания. ◊  Мы видим, что нужды – это автоматические, обусловленные требования в уме. ◊  Только с ясным осознаванием того, что преобладает в уме или в теле при своем возникновении. ◊  Не гонитесь за ощущением. ◊  Без этого обусловленного думающего ума вещи суть всего лишь то, что они есть, без комментариев или оценки; это просто чистая «бытность» без всяких ярлыков, без «я», привязанного к их «познанию». ◊  Когда я преподавал в тюрьме Соледад, мне задавали много вопросов о том, что такое карма. ◊  Проявление таких чувств весьма обычно. ◊  Ежемгновенное осознавание всего, что возникает, всего, что существует. ◊  Из потока ума он отбирает то, чем, по его убеждению, он должен быть, и отбрасывает все остальное. ◊  При наблюдении помыслов важно не комментировать, не выносить суждений об их содержании, а просто ясно видеть их, когда они возникают. ◊  Если здесь имеет место проверка на выносливость, вы просто создаете кого-то выносливого и увеличиваете сопротивление и боль. ◊  Если бы мы находились в этой комнате по какому-то другому случаю, мы не извлекли бы максимальной пользы из ситуации. ◊  Если мы страстно желаем чего-то, мы стремимся к этому, мы готовы поглотить желанный предмет. ◊  Истина останется истиной и здесь, и там. ◊  Ничего не полагайте, ничего не утверждайте, ни за что не держитесь; не бойтесь. ◊  Но по ту сторону всех этих форм и сновидений думающего ума пребывает некое универсальное качество, сущность ума, совершенно чистая и свободная от кармических накоплений. ◊  Хотя «я» представляет собой удобное средство повествования о внутренней перемене, где же можно увидеть это «я» в любом другом месте? Но рассудочный ум говорит: «Даже несмотря на то, что ты не можешь найти прочное отдельное „я“, оно все-таки есть». ◊  Если бы думание приводило нас к истине, все мы к настоящему времени были бы великими мудрецами, потому что наше думание сделало все, на что мы способны; мы продумали все по поводу того, кто мы такие, что мы делаем, как надо это сделать. ◊  И если, вглядываясь в этот цветок, мы видим в нем момент жадности или эгоизма, или страха, мы видим здесь его в контексте этого совершенства, внутри этой ясности; и это подобно еще одному лепестку цветка. ◊  Когда мы оказываемся способны увидеть нечто не столько как содержание, сколько как процесс, мы узнаём, что весь этот эмоциональный хлам, который мы так часто принимаем за себя, в действительности не так уж лично наш. ◊  Попросите у них прощенья. ◊  Может оказаться полезным такой наглядный образ медитативной практики: представим себе, что мы стоим у железнодорожного переезда и наблюдаем проходящий мимо товарный состав. ◊  Но когда переживаешь изменчивость глубоко, когда глубоко понимаешь, что нет ничего постоянного, наша мудрость возрастает. ◊  Природа ума такова, что когда наличествует осознавание, оно вытесняет тот вид вожделения, который порождает разочарование. ◊  По мере того, как продолжается практика культивирования открытости сердца, мы начинаем ощущать поразительную силу этой любви. ◊  Мы обнаруживаем, что чем раньше осознаём происходящее, тем больше наш выбор, какой путь избрать. ◊  Мы видим, что открытое пространство, в котором появляется содержание ума, само по себе полностью свободно от суждений, от мнений, от разделенности. ◊  Точно так же мы не переживаем своего утомления, своей скуки, своего страха; вместо них мы переживаем свое сопротивление им. ◊  Пусть все уйдет. ◊  Если мы думаем, что демоны реальны и это наш хлам, тогда демоны реальны и это наш хлам. ◊  Тот, который спрашивает: «Кто же наблюдает?» – это еще одна мгновенная вспышка мысли, замеченной нами; нет «никого», кто наблюдает; налицо только осознавание. ◊  Когда вы можете просто увидеть помысел, освободиться от помысла и осторожно вернуться к дыханию, к данному моменту, сделать это мягко и без осуждения, – тогда, в это самое время, в это мгновенье, внутренний и внешний мир сливаются воедино. ◊  Нет того, кто исцеляет; просто происходит исцеление. ◊  Американский индеец говорил о Великой Петле, которая охраняет всех людей. ◊  Сделайте это легко. ◊  Нехорошо оскорблять кого бы то ни было». ◊  До тех пор, пока мы не видим ценности медитации, нам, возможно, окажется трудно убедить себя в необходимости отвести утром и вечером время для исследования своего ума. ◊  Например, в случае чувственного желания и ненависти, алчности и отвращения в какой-то момент времени может присутствовать только одно из них, поскольку по своему действию они взаимно-противоположны. ◊  Это одна из преобладающих энергий, которые мы замечаем в уме, – вожделение к объектам, жажда переживаний. ◊  Отождествление себя с одним качеством или настроением и отказ в существовании другому означает отрицание потока, захваченность болезненными завихрениями ума. ◊  Если, к примеру, мы не говорим правду и, по крайней мере, знаем, что лжем, мы близки к раскрытию причин этого. ◊  Однако они приняли обет не отступать, так что единственная оставшаяся возможность не сойти с ума – это просто уменье не обращать внимание на жар. ◊  Сосредоточенность обладает способностью направлять это осознавание, заострять его. ◊  Переживание того, что есть. ◊  Умрите в открытом, безграничном пространстве присущей вам чистоты. ◊  Парение сразу же за пределами границ того, что мы иногда воображаем вполне разумным, мысль: «Не делает ли все это меня немного шизоидным?» – все это проходит через ум, который не отождествляет себя со своим содержанием, а только отмечает: «Помыслы, помыслы» «…Хм, что же реально?» «…Помыслы, помыслы», – всякая мысль о том, кто мы такие, не может быть принята, и мы держимся за нее не более чем тысячную долю секунды, – и все же вот мы: рассудок не знает, на какой путь ему свернуть, а сердце совсем не озабочено. ◊  К порождаемой там энергии. ◊  Пока мы его подавляем, наша привязанность питает его корни. ◊  Думание о думании – это не медитация. ◊  «Да будут счастливы все существа. ◊  И только содержание этого необъятного простора ума, будучи определено, как отдельное «я», ограничивает то, что мы такое. ◊  В тишине медитативной практики увидеть зти препятствующие состояния и освободиться от них довольно легко; но сделать это в течение дня не так-то просто. ◊  Стоя легко перед лицом истин, как будто противоречащих одна другой, мы сохраняем уважение к естественному развертыванию вещей, не пытаясь контролировать их течение. ◊  И вот большую часть времени внутри нас звучит этот критический, осуждающий голос, комментирующий то, что мы делаем, и то, как мы это делаем, указывающий нам, что мы не соответствуем среднему уровню, что мы недостойны любви. ◊  Итак, мы глядим прямо вперед, не отвлекаясь содержимым какого-либо вагона; но вот совершенно внезапно один из проходящих вагонов взрывается; нас привлекает это зрелище, и мы прыгаем в вагон и ввязываемся в происходящее там действие. ◊  Мы видим, как внутри нашего сознания возникают и исчезают множественные воплощения ума. ◊  По мере того, как эта практика становится все более зрелой, начинаешь больше доверять себе. ◊  Когда мы пристально наблюдаем за умом, мы замечаем, что если существует какой-то желанный для нас объект, то глубоко в нашем желании (и при невозможности) иметь его присутствует чувство разочарования, напряженности, растерянности. ◊  Но осуществлять подлинный контроль – это значит отпустить. ◊  Поэтому когда мы внимательны к гневу, он не удерживается. ◊  Горизонтальная часть креста подобна рукам человека, пришедшего в мир, чтобы проявить свое виденье, опирающееся на силу духовного осознавания. ◊  Это стремление к удовольствию является, вероятно, величайшей причиной нашего страдания. ◊  Отметки могут быть весьма полезным орудием для того, чтобы удерживать нас в состоянии бдения по отношению к процессу настоящего момента, – например, такие отметки, как «помыслы, помыслы», когда вторгаются помыслы, или «пахнет, пахнет», когда воспринято дуновение какого-то запаха, или «слушанье, слушанье», когда мимо проезжает автомобиль. ◊  До тех пор, пока мы не видим ценности медитации, нам, возможно, окажется трудно убедить себя в необходимости отвести утром и вечером время для исследования своего ума. ◊  Осторожно; дайте время этому процессу. ◊  Ей потребовалось несколько месяцев, прежде чем она смогла просидеть целый час; а зато теперь она – одна из самых лучших в медитации, о которых я знаю. ◊  Чтобы развить сосредоточенность, мы избираем какой-нибудь единственный объект осознавания; это тогда основной объект, и вниманию должно «приходить на ум», возвращаться к нему и удерживаться на нем. ◊  Задавание вопроса и есть уже ответ. ◊  Дыхание – великолепный объект, потому что оно есть постоянная часть нашего переживания, а также и потому, что дыхание изменчиво, и чтобы сообразоваться с его изменениями, осознавание должно стать очень тонким. ◊  Но дело здесь не столько в том, что из-под контроля выходит и проявляет непредсказуемость поток, сколько в том, что он недоступен для некоторого воображаемого «я» и вместо этого оказывается совершенным развертыванием запутанных законов причины и следствия, законов кармы. ◊  Мы мыслим в понятиях «своего прогресса» и близоруко не видим, как копятся силы осознавания, не видим Вселенную, в которой происходит этот прогресс. ◊  И то, если попытаться найти единственную истину, с которой могли бы согласиться все, то этой истиной, пожалуй, была бы истина о том, что все изменяется. ◊  Привязанность заставляет нас желать поощрения некоторых образов или чувств и отбрасывания других; иными словами, мы хотим что-то с ними делать . ◊  Полные ощущения. ◊  Ум, как будто погруженный в гипноз, непрерывно упражнял свою критикующую способность. ◊  Рождение. ◊  Мы видим, что открытое пространство, в котором появляется содержание ума, само по себе полностью свободно от суждений, от мнений, от разделенности. ◊  Когда мы освобождаемся от этого сопротивления – от всех появляющихся мыслей, от всех побуждений спастись, – тогда мы можем просто наблюдать их, позволяя им возникать в обширном и ненапряженном уме. ◊  Поэтому во время нашей величайшей надежды на контакт с жизнью мы имеем для этого наименьшие возможности. ◊  Вполне возможно, что следующей мыслью будет: «О, я не могу сделать этого, это потворство себе. ◊  Я мудр, а они – нет; я здоров – они больны. ◊  Когда мы невнимательны, когда мы отождествляем себя с помыслом, – а это есть забывчивость, противоположная внимательности, – нас затягивает в процесс. ◊  Когда начинаешь медитацию, становится вполне ясно, что все изменяется от мгновенья к мгновенью. ◊  Надо уметь танцевать, когда нас приглашают к танцу; а когда пришло время сидеть, надо уметь сидеть. ◊  Такие попытки только затягивают узлы. ◊  Мы воображаем, что продолжаем спать, как спали всегда – «вот я нахожусь в таком же трудном положении, в такой же тягости, в таких же запутанных условиях; ответа нет». ◊  Если мы лжем и не знаем этого, мы даже не приблизились к пониманию коренной мотивации нашей лжи. ◊  При чрезмерной сосредоточенности без достаточной энергии ум приходит в сонное состояние, погружается в полуобразы подсознания и тупеет, «тонет». ◊  Мы сомневаемся в том, что избранный нами метод доведет нас до цели; сомневаемся в собственной способности понимания; даже в существовании свободы. ◊  Скажите себе: «Я прощаю тебя». ◊  Это – действие в чистом виде. ◊  В попытках понять природу таких глубинных влечений мы можем отвести некоторое время для ежедневной медитации, для исследования самих себя. ◊  Вместо этого они преодолевают свое сопротивление, входя непосредственно в переживание данного момента, вступая в чистое ощущение. ◊  Если они отвлекают внимание от дыхания, мягкая настойчивость при возвращении его к дыханию и усиливает сосредоточенность, и культивирует способность к освобождению от них. ◊  И в следующую тысячную долю секунды мы видим, как возникает совершенно новый ум. ◊  Конечный момент. ◊  Теперь парите свободными от всего этого. ◊  Естественная деятельность ума – блуждания. ◊  Возможно открыться для особого рода дарений, которые ничего не удерживают, которые позволяют нам отдать даже свой гнев, даже свой страх. ◊  Да вступим – мы все и каждый из нас – да вступим мы в свет. ◊  И только содержание этого необъятного простора ума, будучи определено, как отдельное «я», ограничивает то, что мы такое. ◊  Когда однажды мы прозреваем сквозь эту сновидную отдельность, мы узнаем, что в реальности нет никого, кто должен умереть, что это только иллюзия отдельности, которая снова и снова принимает рождения. ◊  Говоря о «власти», мы имеем в виду способность не быть захваченными умом, способность освободиться; мы как бы обладаем силой, которая противодействует кармическому побуждению, заставившему его выйти на передний план, обладаем силой уравновешивания. ◊  Почувствуйте ее твердость, ее прочность. ◊  «А что же мне делать, когда ум блуждает? – А-а-а, я продолжаю возвращаться к дыханию, верно? – Все правильно, делай это. ◊  Нас побуждают к тому, чтобы мы были какими-то особыми людьми, достойными похвалы, выдающимися. ◊  Беспокойство становится медитацией. ◊  Наше недоверие к себе подкреплено чувством, что мы – единственные люди, которым случилось солгать или украсть, что в нас скрыты какие-то глубокие недостатки. ◊  Дайте себе просто быть. ◊  От мгновенья к мгновенью ум, обусловливание, строит некоторый образ того, чем он считает себя. ◊  Я понимаю, что это значит». ◊  Гнев послужит особенно удачным примером такого факта, который мы не хотим признавать в самих себе, который мы осуждаем как нечто «плохое». ◊  Это заблуждение. ◊  Так что я и был тем субъектом, который нуждался в любящей доброте. ◊  Если в уме ничто не движется, не возникает и возможности для понимания того, что нас связывает. ◊  Чем шире то осознавание, с которым мы что-то делаем, тем больше мы действуем сердцем, тем больше приятие самих себя позволяет нам доверять этим действиям. ◊  Каждое мгновенье – целиком и полностью новое. ◊  Материю, полную ощущений. ◊  Такая одинаковость существует, когда я вхожу в комнату человека, который охвачен сильной болью, и я чувствую ее своим нутром; но это чувство окружено простором, тем простором, который просто пребывает с болью, какова она есть, который охотно позволяет ей следовать естественным путем. ◊  Освобождаясь от всего, чем мы себя считаем, освобождаясь от мыслей о себе, как о теле или об уме, как о человеке блестящего ума или тупице, как о святом или глупце, мы наконец снова обретаем целостность и делаемся чутки к пребывающей внутри нас Вселенной. ◊  Гнев состоит в следующем: мы хотим вот этого, но мы его не получаем; тогда сжавшееся сердце превращается в сжатый кулак. ◊  Пожалуй, можно описать его единственное качество: это «таковость», открытость, где возникает всякая форма. ◊  Все мы обладаем знанием, все мы способны передать множество весьма далеко идущих идей. ◊  Во многих школах и на многочисленных курсах медицинских сестер вполне обычно мы слышим: «Не сопереживайте жизни ваших пациентов». ◊  Леность и вялость, подобно другим препятствиям, могут зайти настолько глубоко, что станут частью нашего характера, способом нашего отношения к миру. ◊  И когда ослаблено вожделение, волевое усилие по направлению к нездоровым действиям мало интенсивно. ◊  Это все, чего мы не хотим, все вещи, которые отталкиваем. ◊  Тогда, работая с людьми, испытывающими боль, мы будем относиться с почтением к их трудностям, мы увидим, как им тяжело; но при этом мы не усиливаем их сопротивлений этой боли разговорами о том, как ужасна боль, не обостряем этих их страданий. ◊  Нигде не задерживайтесь. ◊  Из-за этого нет необходимости быть отделенными. ◊  Это одна из преобладающих энергий, которые мы замечаем в уме, – вожделение к объектам, жажда переживаний. ◊  Это чувство силы тяжести, действующей на наше тело, тяжесть рук или тугоподвижность шеи. ◊  Переживайте дыхание. ◊  Разницы нет. ◊  Бывают моменты, когда мы свободны от внутренней борьбы; бывают и другие, когда подспудное течение обусловливания настолько усиливается, что мы опять втягиваемся в суждения. ◊  Когда мы наблюдаем ум, мы видим, как мелок помысел, потому что движение его лежит большей частью в области слов. ◊  Чтобы послать любящую доброту другому человеку, мы сначала должны находиться внутри своего сердца. ◊  Мы открываем для себя, что истина не имеет единственной формы, что истина находится только в данном мгновенье и ее всегда можно открыть именно здесь. ◊  Как мы осуществляем это? Так вот, мы производим внимательные действия, мы стараемся пребывать в осознавании того, что делаем. ◊  Материю, полную ощущения, полную жизненной энергии. ◊  Она означает – присутствовать, быть реальным. ◊  Путаница возникает потому, что мы боремся со своим незнанием, которое переживает каждый момент заново, без предвзятых мнений или переживаний. ◊  И тогда мы понимаем, что для рождения плода цветок должен умереть. ◊  Все мы знаем больше того, что считаем известным. ◊  В стихии воздуха мы переживаем вибрирование, энергию. ◊  Лучше всего не двигаться, отмечая побуждение к движению, побуждение избегнуть неудобства; дайте телу возможность просто сидеть. ◊  Чем раньше мы замечаем возникновение настроений и помыслов, тем скорее понимаем, что они представляют собой просто кармические плоды прошлого, и тем легче можно будет их отпустить. ◊  Но мы не в состоянии контролировать себя умом и все же оставаться целостными. ◊  Потерять себя в этих приятных небесных пространствах, в счастливых состояниях, приходящих с углублением сосредоточенности, в свете и мире, которые появляются с устойчивостью ума, – по-настоящему легко. ◊  Китайский иероглиф для слова «хум» по внешности очень сходен с иероглифом для слова «бык»; и вот крестьянин неправильно читает последнее слово. ◊  «Да будем все мы свободны от страдания, да будем все мы счастливы. ◊  Если мы отождествляем все эти мысли с «собой», тогда мы утверждаем, что ум – это мы; и в этом случае мы упускаем из виду большую часть того, что мы действительно есть. ◊  Но само это отдельное «я», этот аспект ума, производящий отбор среди собственных образов, чтобы появилось нечто, – само это «я» являет собой всего лишь еще один ум, еще один преходящий помысел, еще один пузырь. ◊  Как мы осуществляем это? Так вот, мы производим внимательные действия, мы стараемся пребывать в осознавании того, что делаем. ◊  Но по мере того, как мы осознаем то, что совершается в нашей жизни и в окружающем нас мире, мы также приходим к восприятию того, что происходит внутри нашего тела; и оказывается, что наше тело не так уж отличается от остальной Вселенной. ◊  Прежде мы просто терялись в своей проблеме; теперь мы осознаём, что нам надо с ней работать. ◊  Христос сказал: «Не судите, да не судимы будете». ◊  Пусть каждое дыхание уйдет. ◊  Да научимся мы просто быть в одном мгновенье за раз. ◊  Но мы видим, что нам необходимо освободиться даже от этого «чудесного я». ◊  Когда я впервые пришел в эту больницу, мне стало очевидным, как моя практика подвергнется здесь проверке. ◊  Другие – из желания понять, что есть ум. ◊  Это следствие предыдущей причины, возникающее вполне механически и безлично. ◊  Но мы видим, что нам необходимо освободиться даже от этого «чудесного я». ◊  Пусть каждое дыхание уйдет. ◊  Мы просиживаем в медитации час; но какую часть этого часа мы отсиживаем? Сколько времени мы тратим на думание о том, как сидеть, вместо того, чтобы просто сидеть? ◊  Он начинает внутреннее усвоение мантры следующим образом: «ом мани падме бык; ом мани падме бык; ом мани падме бык». ◊  Мой друг сказал, что он не желает метода, который предлагает лишь постепенное пробуждение; ему хотелось огромной вспышки – и чтобы со всем раз и навсегда разделаться. ◊  Но вот он вернулся в Соединенные Штаты и вскоре по возвращении отправился с визитом к хорошо известному корейскому дзэнскому наставнику. ◊  Именно способность страдать, способность почувствовать свой собственный неудовлетворенный ум, свою собственную неудачную равнодействующую кармы, – это и есть способность очиститься и закончить дело. ◊  Ад – это сопротивление. ◊  Мы не крадем, не убиваем. ◊  Не держитесь. ◊  Просто пребудьте – в любви, в свете. ◊  Так мы видим, что приязнь и неприязнь – это кармические факторы, что нам нравятся некоторые вещи и не нравятся другие. ◊  Когда неприятные состояния не могут отвлечь нас, мы находимся на дороге к свободе. ◊  Когда мы добираемся до этого узла страха и гнева, мы отчасти удивлены; но до тех пор, пока мы не примем его с подлинной любящей добротой к самим себе, пока мы не примем его с полным сочувствием к степени своей человечности, мы не сможем распустить его. ◊  Согласно традиции, говорится о трех видах даров. ◊  Почувствуйте соприкосновение весомого тела с легким. ◊  Это – хорошее чувство. ◊  Два человека находятся в этой комнате, и они находятся в ней в силу кармы. ◊  Плечи опущены. ◊  Однако во многих больницах, по недостатку понимания, как работать с умирающими и как принимать их смерть, медицинских сестер, врачей и технический персонал часто не допускают сколько-нибудь разумным образом к умирающим пациентам. ◊  Наши действия возникают вне осознавания того, чем они мотивированы. ◊  Только отметьте переживание помысла, входящего в ум и исчезающего, переживание чувствования, любого внешнего ощущения, которое возникает в данный момент и исчезает в следующий. ◊  Разрешите себе принять прощенье. ◊  Недеяние – не бездействие. ◊  Мы видим, как разочарование стало гневом, знаем, что зачастую гнев ищет какой-то объект для порицания. ◊  По истине, в такой вот час происходят две смерти. ◊  Если бы думание приводило нас к истине, все мы к настоящему времени были бы великими мудрецами, потому что наше думание сделало все, на что мы способны; мы продумали все по поводу того, кто мы такие, что мы делаем, как надо это сделать. ◊  Эти автоматические привязанность и осуждение со стороны критического ума представляют собой поток кармы в его непрерывном движении и нет надобности в том, чтобы он порождал мотивы действия, создающего новую карму. ◊  Но на более глубоком уровне внутри ума есть движение, которое можно почувствовать, когда мы более не полагаемся на слова, когда просто переживаем. ◊  Но по мере того, как мы осознаем то, что совершается в нашей жизни и в окружающем нас мире, мы также приходим к восприятию того, что происходит внутри нашего тела; и оказывается, что наше тело не так уж отличается от остальной Вселенной. ◊  Другой вид даров называется «дружеским» даром, когда мы даем от всего сердца. ◊  Волевое действие может также быть значительно более очевидным: например, когда мы проходим мимо лавки с мороженым, появляется мысль: «Съем-ка я чуточку орехового пломбира!» – это голос волевого ума, предшественника всей кармы. ◊  И это, пожалуй, самое глубокое использование данного уровня, доступное нам. ◊  Собственно, для того, кто изучает с чистыми мотивами, возможно приобрести многое даже у не вполне безгрешного учителя, – именно благодаря чистоте своей увлеченности. ◊  А на самом деле то, что соединяет одно мгновенье ума со следующим мгновеньем ума, не отличается от того, что связывает время одной жизни со временем следующей. ◊  Все, кем мы являемся, все, что мы думаем о себе, – это пузыри внутри ума, которые приходят и уходят каждое мгновенье; они возникают и исчезают в беспредельном, открытом пространстве ума. ◊  Такой ученик, достаточно чистый, чтобы не осуждать даже видимые недостатки своего учителя, хранит пришедшие через него чистейшие поучения и повсюду находит мудрость. ◊  Отметки – это не комментарий к тому, что происходит, а простое признание происходящего, лишенное какого бы то ни было комментирования или оценки. ◊  К тому времени, когда ему нужно вернуться к наставнику, он чувствует себя счастливее, чем когда-либо прежде. ◊  Если мы сможем относиться ко всему, что приходит к нам, как к дару, как к виду благодати, тогда мы способны отдаться, не держась ни за что, легко освобождаясь. ◊  Больница – не слишком хорошее место для того, чтобы умереть. ◊  Тыльные стороны стоп и их подошвы. ◊  Кассир смотрит на чек и спрашивает: «Можете ли вы удостоверить свою личность?» Насреддин вынимает из халата зеркальце, поднимает его, глядится в него и говорит: «Ну да, это же в самом деле я!» ◊  Это не представление, не понятие, а прямое переживание; поэтому его можно считать первичной реальностью. ◊  У нас была достаточная сосредоточенность, чтобы удерживать глаза на странице и продолжать процесс чтения, но не было осознавания происходившего. ◊  Позднее она рассказала мне, что это уменье обратить к себе понимание, доброту и любящее приятие, использование этого момента в качестве работы над собой вместо того, чтобы только принести себе больше страдания и ненависти, разделенности и печали, оказалось одним из самых прекрасных переживаний, которые у нее когда-либо появлялись. ◊  Ауробиндо сказал: «Быть сполна – значит быть всем, что есть». ◊  Войдите в это тело опознавания, которое переживает звук, как слушанье, которое переживает свет, как виденье, которое чувствует вкус, которое познает жизнь, когда она пережита в этой весомой форме. ◊  В своих поступках мы воздерживаемся от причинения зла другим. ◊  Простор, разрешающий всему быть таким, каково оно есть, который разрешает напряжениям распутаться, освобождает нас от болезненности сопротивления. ◊  Её действие раскрывают на следующем примере: частицы сухой муки не слипаются воедино, когда же к муке добавляют воду, тогда стихия сцепления становится явной. ◊  Почувствуйте толщину этого тела – сосуда. ◊  Различие между мудростью и знанием есть. ◊  Привязанность к подобному спокойствию может вылиться в проблему. ◊  Если здесь имеет место проверка на выносливость, вы просто создаете кого-то выносливого и увеличиваете сопротивление и боль. ◊  Простор не приказывает чему-то прийти или чему-то остаться; он просто не мешает проявиться природе ума. ◊  Такой ученик, достаточно чистый, чтобы не осуждать даже видимые недостатки своего учителя, хранит пришедшие через него чистейшие поучения и повсюду находит мудрость. ◊  Я переживал такое общение со своими детьми, а также с умирающими пациентами, с которыми долго работал. ◊  И осознавание, не останавливаясь нигде, сразу же оказывается повсюду. ◊  Мы воображаем, что продолжаем спать, как спали всегда – «вот я нахожусь в таком же трудном положении, в такой же тягости, в таких же запутанных условиях; ответа нет». ◊  Преобладают помыслы. ◊  Точка касания становится все более и более отчетливой и более напряженной вместе со входом и выходом каждого дыхания. ◊  Просто поток в обширном пространстве. ◊  Естественная деятельность ума – блуждания. ◊  Материю, полную ощущений. ◊  Их можно видеть, когда они, подобно пузырям, пересекают поле сознавания. ◊  Присутствует только мягкое возвращение осознавания к ощущениям вместе со входящим и выходящим дыханием. ◊  Но когда мы сами ощущаем вкус свободы, то сам этот вкус убеждает нас.Осознавание знает происходящее, когда оно происходит. ◊  Благодаря этой настроенности естественно развивается глубокая внутренняя добродетель, внутреннее чувство должного и необходимого для сохранения гармонии в любой данный момент. ◊  Посылать же любящую доброту другому человеку, на которого я сердился, было ловушкой «я», которое просто увеличивало разделение между нами. ◊  Поэтому мы пришли к убеждению, что ум – это содержимое ума. ◊  Почувствуйте мягкую ткань мозга, содержащуюся внутри этой костной коробки. ◊  Многие приходят к медитации от своей любви к благим качествам некоего учителя, или вследствие желания познать Бога. ◊  Все вещи, обладающие природой возникновения, обладают и природой исчезновения. ◊  Но чем больше мы действуем от сердца, от этого глубокого интуитивного пространства, тем меньше в дело будет вмешиваться плетение ума. ◊  Она рассеивает нашу сонную слепоту и дает нам возможность больше жить своей жизнью, а не просто переживать мир в области понятий, где то, что мы называем реальностью, оказывается сном и тенью сна.В основе обусловленного ума лежит нужда. ◊  Нет рождения. ◊  Они не останавливают свое внимание на невозможности и далее сохранять такое положение; если бы они подумали об этом, им бы не выдержать. ◊  На всю страну, на весь континент. ◊  Природа ума такова, что когда наличествует осознавание, оно вытесняет тот вид вожделения, который порождает разочарование. ◊  Кажется, будто они воспринимаются чем-то более тонким – телом опознавания, которое переживает ощущения плотного тела, которое воспринимает эти уколы и вибрации. ◊  Но дело здесь не столько в том, что из-под контроля выходит и проявляет непредсказуемость поток, сколько в том, что он недоступен для некоторого воображаемого «я» и вместо этого оказывается совершенным развертыванием запутанных законов причины и следствия, законов кармы. ◊  Часть нашей растущей пробужденности – это и рост доброты. ◊  Прочувствуйте напряжение, одинокость, отделенность гнева, его огонь. ◊  Когда мы в гневе кого-то ударили, это не больно творческий или здоровый кармический поступок в нашей жизни. ◊  Видение того, что происходит, даже если признать это неприятно, может вызвать очень хорошее чувство, потому что это истина данного момента, а истина прекрасна. ◊  Думание выбирает мысли; оно работает, измеряет, планирует; оно создает реальность вместо того, чтобы непосредственно переживать то, что налицо и происходит каждое мгновенье. ◊  Если мы проявляем внимание, становится вполне ясно, что в мире существует достаточно страдания и без того, чтобы его добавлять. ◊  «Когда становится то, возникает это», – вот так Будда определил карму. ◊  В течение жизни многие обстоятельства даны кармически; одно из них – то, что с каждым объектом ума возникают кармически обусловленные чувства притяжения или отталкивания, а иногда и безразличия. ◊  Как в глубоком спокойствии ум может освободить тело от своей хватки, так в глубокой успокоенности и сдаче тело способно раскрыть глубочайшие тайны ума. ◊  В момент забвения мы падаем с этого туго натянутого каната, но только с тем, чтобы приземлиться на другом канате, тоже туго натянутом. ◊  Вторая из этих четырех основных реальностей – сознание, познавательная способность, которая встречает каждый объект органов чувств при его появлении; можно воспринять ее постоянное возникновение заново в вечно меняющемся потоке психических впечатлений. ◊  Баба Хари Дас говорит, что даже святой в возрасте девяносто одного года не свободен от препятствий. ◊  И тем большее сострадание я чувствую даже к своим собственным проекциям и страхам. ◊  Всю голову, опирающуюся на шею. ◊  То, как мы реагируем, создает следующее мгновенье и обусловливает то, как мы отнесемся к этому же объекту в будущем. ◊  Мы отождествляемся с ними, мы по-настоящему держимся за эти виды обусловленности. ◊  Это – хорошее чувство. ◊  Отдайтесь дыханию. ◊  Размышляйте сперва о тех, кто мог причинить вам боль в прошлом случайно или преднамеренно. ◊  Признавать свой гнев для нас болезненно. ◊  Нужно выжить; нужно быть любимым. ◊  Его передать нельзя; его можно только пережить. ◊  «Планирующий ум», «судящий ум». ◊  Надо уметь танцевать, когда нас приглашают к танцу; а когда пришло время сидеть, надо уметь сидеть. ◊  Мы воображаем, что продолжаем спать, как спали всегда – «вот я нахожусь в таком же трудном положении, в такой же тягости, в таких же запутанных условиях; ответа нет». ◊  А если мы вообще что-то удерживаем, мы теряем все прочее; и та вещь, к которой мы привязаны, в конце концов должна измениться и стать причиной страдания. ◊  Когда, например, мы наблюдаем ум, словно проецируемый на экран кинофильм, то по мере углубления сосредоточенности он, возможно, станет прокручиваться медленнее, а это позволит нам заметить побольше из происходящего. ◊  Я подумал, что это ложный, пессимистический уклон: «А, это буддийский вздор с Востока, где половина детей умирает в возрасте до пяти лет! Конечно, они думают, что мир полон страдания; у них со всех сторон умирающие с голоду, у них покойники на улицах валяются. ◊  Пусть отпадет всякая жестокость, которая стесняет сердце. ◊  По мере того, как я работал с этим судящим качеством, я стал видеть, как осознавание и растущее чувство космического юмора пробиваются сквозь это довольно липкое состояние ума и чем дальше, тем больше ослабляют его власть. ◊  Внимание направлено именно на это осязательное чувство. ◊  Потерять себя в этих приятных небесных пространствах, в счастливых состояниях, приходящих с углублением сосредоточенности, в свете и мире, которые появляются с устойчивостью ума, – по-настоящему легко. ◊  Есть много удачных способов справиться с ситуацией; но подавление гнева и сжатие сердца по отношению к самим себе из-за того, что мы сердимся, не будет одним из них. ◊  А иногда проследить сделанное нами невозможно. ◊  Мы отдаем ум, отдаем тело. ◊  Если возникают помыслы, ясно отмечайте их движение в уме, их возникновение и исчезновение, подобное пузырям. ◊  Между двумя людьми может существовать настолько глубокое общение, что слова, любые слова, только помешают этой открытости сердец. ◊  Процесс удовлетворения желания проявляется не в обладании желаемым объектом, а в прекращении болезненности желания. ◊  Просто умрите. ◊  Все тело расслаблено. ◊  Чувство юмора, которое развивается с углублением перспективы нашего неловкого положения, часто оказывается ключевым элементом в способности освободиться. ◊  «Да будут все существа счастливы. ◊  По мере того, как продолжается практика культивирования открытости сердца, мы начинаем ощущать поразительную силу этой любви. ◊  Сознание вновь переживает тело. ◊  В потоке этой работы я встретил необычайную монахиню доминиканского ордена Патрицию Берне, с которой проработал несколько месяцев в онкологическом отделении Сан-Францисской больницы. ◊  Это – кровь, лимфа и клеточные жидкости тела. ◊  Мы можем даже и не заметить свою жажду просветления с такой ясностью, не обратить внимания на жажду высших состояний, на свои оковы, свое рабствование понятию свободы, страданию, внутренне присущим желанию, чтобы вещи стали какими-то иными, а не теми, каковы они есть. ◊  Сдача, смирение – это совершенное соучастие в круге. ◊  Если где-то все еще остается ожесточение, примите также и его; пусть оно рассеется по мере того, как растет прощенье. ◊  Эти аспекты нельзя увидеть отчетливо до тех пор, пока мы не примем все таким, каково оно есть, с большой долей самоприятия и сострадания. ◊  «Дорогой друг, да будете вы целостны, да придете к своей завершенности. ◊  Простите себя. ◊  Если в уме существует какая-то нужда, то такой момент ощущается как неполный. ◊  Прежде чем навредить другому, мы навредим самим себе. ◊  Тот спросил его, как идет практика. ◊  Если мы отождествляемся с ними, притязаем на то, что они – это «я» или «мои», оцениваем их или привязываемся к ним, если мы застреваем в какой-то части текущего процесса, мы не видим, что явление, обозначенное как «я», постоянно рождается и умирает, что как процесс осознавания, так и объект, появляются и исчезают сотни раз в течение каждой секунды. ◊  Ад – это сопротивление. ◊  Но в конечном счете, если мы отметили намерение почесаться, мы до него распознали зуд. ◊  Все мы обладаем знанием, все мы способны передать множество весьма далеко идущих идей. ◊  Переживание, одно в каждое мгновенье данного времени. ◊  Освободитесь сразу же, целиком и полностью. ◊  Нет того, кто исцеляет; просто происходит исцеление. ◊  Позвольте себе умереть. ◊  Все мы обладаем знанием, все мы способны передать множество весьма далеко идущих идей. ◊  Сначала, если мы вполне честны, мы, может быть, обнаружим, что говорим: «Даже не знаю, как я это делаю; но вот я. ◊  От мига к мигу сознание возникает заново в связи с каждым объектом чувств, включая внутренние чувства воображения и памяти. ◊  С каждым впечатлением от органов чувств, с каждым помыслом сосуществует предопределенные кармически тонкое притяжение к данному объекту или отталкивание от него. ◊  Многие окружавшие ее соглашались с тем, что если она принесет в мир еще одного ребенка, это, пожалуй, толкнет ее на край гибели. ◊  Даже не думайте о сосредоточении. ◊  Себя мы при этом считаем временными хранителями всего, что у нас есть, а в собственности нашей нет ничего. ◊  Точно так же как это бывает, когда мы умираем, и то, что было силой в уме, – его цели, стремления, желания, – все это продолжает существовать, чтобы еще раз заново возникнуть в новом теле. ◊  Если ты будешь продолжать в том же духе… ну, кто знает? ◊  Позвольте себе умереть. ◊  По мере того, как продолжается практика культивирования открытости сердца, мы начинаем ощущать поразительную силу этой любви. ◊  Воображаемое «я» начинает умирать, когда мы более не придаем ему силы, не питаем его жаждой переживаний, словно они его собственные; оно начинает умирать, когда мы видим эти переживания просто как переживания в обширном уме. ◊  И именно здесь мы встречаем демонов своего нетерпенья, своей жадности, своего неведенья; демонов привязанности к представлению о том, что де есть некто, подлежащий просветлению; демонов нашей привязанности даже к знанию и ясности, которые после хорошего занятия медитацией затрудняют способность выносить сутолоку, шум и тяготы этой изменчивой жизни. ◊  Мы или видим это в данный момент, или нет. ◊ 


Другοе



>> Мы сами подставляем себе ножку.





Восхождение духа - Chutochku.ru